Женщина — это сумка

Женщина — это сумка

Встречаюсь как-то с девушкой, по делу, в кафе. Вдруг раздается звонок — ее мобильный. «Ой! — восклицает она. — Где он?» И запускает руку в сумку… нет, марку не назову, а то обвинят в нативной рекламе. Но сумка большая и кожаная. Девушка роется в недрах, мобильный звенит: «Да где же он, черт побери?» И тогда она совершает рискованный поступок. Вываливает на стол все содержимое сумки.
На него падают три помады, тяжелый флакон духов, спутавшиеся наушники, ватные кружочки в целлофановой колбаске, зеленая тушь, открытка с видом Бали, нераспечатанная пачка презервативов с ароматом, большая щетка для волос. Но это еще не все, девушка продолжает трясти сумку. И вываливается вчерашний билет в «Пионер» на фильм «Ла-Ла Ленд», книжка «Как есть штрудели и сохранить фигуру?», потом палочки из японского ресторана, половина шоколадки, макбук, розовые солнечные очки, голубой зонтик, черные лаковые туфли… И наконец, долгожданный телефон.

Весь девичий мир

Передо мной на столе лежал весь девичий мир. Не хватало разве что живой Веры Полозковой, которая бы с ходу начала декламировать стихи. Но Вера в сумку вряд ли бы согласилась полезть. На самом деле, женщина — это ее сумка. Все, что внутри сумки, — это она, ее заботы, тревоги, мечты. По одному печальному билету в кино уже можно описать героиню. Пошла вечером, даже без подружки, но в модный кинотеатр. Значит, ищет в потемках кого-то и не может никак отыскать. И пачка презервативов остается целой.
Я бы вообще сделал ТВ-шоу «Сумка». Всякие звезды отдают свои сумки, оставаясь инкогнито, зрители-эксперты рассматривают содержимое и рассказывают о владелице. А она сидит в тайной комнате и волнуется, слушая, как ее разоблачают. «Ой, разве я такая? Хотя да, такая…» Ну и в финале она эффектно появляется в студии. Аплодисменты. Сумка — это круче гороскопа. Лучше всякого психоанализа. Звезды врут, психологи — шарлатаны, а сумка скажет всю правду. Вообще хорошо, что сумки молчат, они бы такого наболтали о хозяйке — ой, мама моя!

Поэтому сумка — лучшая подруга

Самая близкая, самая верная, самая чуткая. У девушек вечная проблема. С одной стороны — хочется новую сумку, всегда хочется. Хочется разных. Хочется в понедельник идти с деловой, черной, во вторник — с коричневой, у которой бахрома, в среду — с розовенькой, у которой золотые замочки… ну и так далее, до воскресенья, когда хочется белый рюкзачок или нет, лучше матерчатую, с лицом Дэвида Боуи или даже… Но нет, есть проблема! Весь свой мир придется каждое утро перекладывать из коричневой в розовую, из розовой в Дэвида Боуи… Да это же рехнуться можно! Только обустроила одну вселенную, как надо создавать новую. Даже у Бога ушло на это шесть дней, а у девушки — всего пятнадцать минут. Нет уж, лучше с одной, где все устоялось. Это лишь глупым двухмерным мужчинам кажется, что у девушки в сумке хаос. Это не хаос, это высший порядок. Так же, как и в бардачке девичьей машины, но о них надо отдельно.
Зато девушки владеют особой магией. Они расширяют пространство сумки до любых, им нужных пределов. Пока физики и астрономы занимаются черными дырами, у них под боком самая натуральная загадка мироздания — сумка. Лучше бы они отвлеклись от телескопа и поинтересовались у жены, как той удается создать «черную дыру» в отдельной сумке? Вот где тайна, вот куда надо бросить всех лауреатов Нобелевской премии и заодно Стивена Кинга.

beljakov

Клатч

Своей подружке я однажды купил в подарок клатч, нашел во Флоренции, долго выбирал. Совсем маленький, туда только помада и телефон поместятся. Долго вертел в руках, мучился: вдруг не понравится? Посоветовался с продавщицей, объяснил, что подружка нежная и романтичная. Та улыбнулась: «Bene! Perfetto! Бери этот клатч! Не сомневайся!» А пока мне его упаковывает веселая продавщица, отвлекусь и расскажу вам другую историю. Кажется, я знаю, когда и где появилось это чудесное слово «клатч». В русском Vogue, в 2005 году. Алена Долецкая, главред золотой эпохи Vogue, как-то спросила нас, редакторов отдела культуры: «Слушайте, вот тут подпись к американской съемке, как бы нам точно перевести слово clutch?» Мы задумались. Кто-то из девчонок вспомнил, что вообще есть выражение «театральная сумочка». Но совсем уж покрытое советской плесенью. Долецкая даже засмеялась своим знаменитым демоническим хохотом. И мы рискнули: напишем «клатч». Мы же самые передовые и модные. Клатч — он и есть клатч, лучше не скажешь. Так и пошло.

Чудеса

Однако клатч мне уже упаковали. Итак, я привез его подружке в Москву, та была счастлива, расцеловала. И как-то пошли с ней в театр. Она с новым клатчем, очень довольная. А в разгар спектакля понадобился мне платок — протереть очки. С собой платки не ношу. Что делать — не вытирать же своим кашне, кругом интеллигенты, место приличное. Подружка достает из клатча пачку бумажных салфеток, протягивает. Надо же, думаю, как эта толстенькая пачка там уместилась? А потом мне захотелось пить — подружка достает из клатча бутылку воды. Тут я уже забыл про спектакль. Меня волновало совсем другое: как?! Как это уместилось в мизерном пространстве, где место только для айфона и помады? Уверен: если бы мне захотелось вдруг горячий пирожок, она бы вытащила оттуда не только пирожок, но и микроволновку, чтобы его разогреть. Моя нежная и романтичная подружка. Моя кудесница.
Женская сумка — это сплошные фокусы. Это загадки вселенной. Это противоречие логике и законам физики. Это прелесть что такое. Это чудо. Как же я, девушки, обожаю ваши фокусы и чудеса!..

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 4 = 12