Не такая, как все

Не такая, как все

Это было всегда: женщины сходили с ума от дубленки Анук Эме из фильма «Мужчина и Женщина», хотели быть элегантными в стиле Эдиты Пьехи, делали стрижки «под Мирей Матье», рисовали родинки, как у Синди, хотели жить, как Кэрри Бредшоу, быть худой, как Виктория Бэкхем, иметь щербинку в зубах, как у Ванессы Паради и когда-то у Пугачевой.
Толпа слаба. Желание чего-то особенного чаще всего приводит к обычному подражательству. Эпидемия страсти к химической завивке или к платьям с вышивкой поражает группы риска, и вот вы уже в униформе и среди своих, «модных и продвинутых». Но мы все и так похожи: два глаза, нос, немного волос, сколиоз и, возможно, плоскостопие. Для какого-нибудь китайца вся Москва вообще на одно лицо. Может это и не самоцель – с каждой автобусной остановки кричать миру о своей исключительности, но в душе-то мы понимаем, что мы неповторимы, уникальны и не похожи ни на кого. Или нет?

Маргинальное царство

Здесь есть маргиналы, готовые сбрить брови и набить звезду на лбу, лишь бы выделиться и привлечь к себе внимание. Они часто не задумываются об эстетике. С гвоздем в ухе, с дредами на голове, в полосатой пижаме заключенного, лишь бы на меня оглядывались в толпе и провожали удивленными взглядами. То, что в этих взглядах больше ужаса, чем восхищения, дело десятое.
Какими бы странными они не казались, эти ребята все-таки оригиналы. В толпе все скучнее и проще. Здесь ничего такого не ищут, а берут все готовое из массмаркета или брендового бутика. И хотят быть, как кто-то: как девушка с обложки, как Кира Найтли, как Марго из квартиры напротив, как популярная блоггерша-миллионник. Но почему?!
У меня была приятельница, помешанная на Одри Хепберн. Не сказать, что так уж сильно на нее похожая девушка собрала целый гардероб нарядов в стиле Живанши, носила жемчуга, сигарету в мундштуке и приталенные платья. Хлопала ресницами, изображала вечную женственность, ничего не ела и сыпала цитатами Холли Голайтли. Ей было невероятно уютно в мире фантазий, она вдохновенно играла свою роль и не завела рыжего кота только из-за аллергии.

Под гнетом фантазий

Что во всем этом было хорошего, я не знаю. Взрослая женщина, ее дочь школу заканчивала. А она как будто верила и в Деда Мороза, и в то, что она реинкарнация британской звезды. Другая мадам, по-моложе и поглупее, решила, что она вторая Анжелина Джоли, вколола себе гадость в губы, отощала, стала ходить во всем черном и зыркать на прохожих злющими глазами, воображая себя Ларой Крофт. Третья прикинулась графиней Кембриджской, четвертая видит себя в образе Бриджит Бардо, пятая считает, что она вылитая Николь Кидман, шестая, что она вторая Лайма Вайкуле, и даже пара знакомых мужчин подражают, один Колину Фарреллу, другой Филиппу Киркорову, и это не лечится.
Но мужчины что, у них в оперативном наборе только бороды, усы, татухи и гибельная страсть к скорости или власти. Они, за вычетом тех, кто без ума от стекляруса и веселого дурного вкуса, обычно зажаты в капкане костюма и могут отличиться только умением носить его с особой элегантностью или экстравагантностью. Но вот женщины… женщины создали мир двойников.
Инстаграмм трещит и лопается под напором клонов Ким Кардашьян и Эмили Ратаковски, и мало кого беспокоит, что, по-хорошему, в этих дивах нет ровным счетом ничего особенного, кроме раскрученных внешних данных и феноменальной влюбленности в себя. Но это ладно, их фанаты, это молодняк, которому нужны время и мозги, чтобы определиться. Хуже, когда желание быть таким, как кто-то, закрепляется на всю жизнь. И здесь стремление одеваться в стиле Грейс Келли или носить прическу под Дженнифер Энистон – всего лишь макушка скрытой горы комплексов и страхов, где в лидерах всегда держатся неуверенность в себе и желание всем понравиться.

sex

Мы — зомби!

Да, мы зомбированы индустрий звезд, которая как будто и существует для того, чтобы мы изо всех сил стремились быть похожими на несравненную Монику или божественную Кристину. Понятное дело, что, скорее всего, у вас никогда не будет такой жизни, как у звезды, но, покупая себе лодочки в ее стиле, или отрезая себе такую же челку, как у нее, или хотя бы делая похожий маникюр, вы, о чудо, чувствуете, что вам прямо через лодочки и ногти передается часть ее харизмы, славы и успеха.
Сегодня многие хотят быть в центре внимания. Чем больше фолловеров и лайков, тем мощнее ваша популярность, и наоборот, и тем вернее, что ваш стиль начнут копировать, а ваши слова повторять. Это, может, и непростая жизнь, но точно нескучная. Вы представляете интерес, вызываете чувства, люди хотят быть похожими на вас, носить такую же одежду, выглядеть и мыслить, как вы, получить секрет успешности, которая выделяет человека из толпы и дает ему шанс быть особенным.
Но если вы по другую сторону баррикад, то это вы ищите себе образец для подражания. И хорошо, если бы нас манил чужой успех и нам хотелось бы добиться чего-то впечатляющего и масштабного, например, в профессии, но чаще все заканчивается лодочками «точь в точь», прической «в стиле» и ахами: «Ну как же она похожа на Сальму, прямо одно лицо!». А как же свое-то? Желание урвать себе часть чужой славы, скопировав внешний вид и стиль, вроде бы, ничем не опасно, если, конечно, фолловер не маньяк. Но чем же таким вы заполняете вакуум своих возможностей, отказываясь от собственной индивидуальности в пользу чужого растиражированного образа?

Мода? Стиль!

Мода и без того играет всеми нами, принуждая пользоваться готовыми идеями. Вот что за прикол быть «модно одетым», когда примерно в том же самом, что и вы, гуляет полгорода? Но нам и этого недостаточно, и мы хотим быть не просто одетыми по моде, мы хотим быть как Мерлин, Фрида, Мадонна или какая-нибудь другая, возможно малоизвестная женщина, возглавляющая ваш персональный рейтинг, у которой есть то, чего, как вы считаете, нет у вас, – собственный неповторимый стиль. Она воплощает вашу мечту о чем-то прекрасном. Отлично. Только один вопрос напоследок. Но почему же эту мечту не воплощаете вы сами? Такая, какая вы есть!

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

57 + = 66