Женская психология

Как важно быть красивой

Как важно быть красивой

В любом магазине Маша за мгновение, с закрытыми глазами, находит вещи, которые ей драматически не идут. К ее пальцам словно липнет одежда, которая делает ее старше, толще, короче, бледнее, квадратнее.

До знакомства с ней я не верила, что одежда, правда, может так сильно испортить человека. И что некоторые люди, вообще, прикладывают большие усилия и тратят большие деньги, чтобы стать чем-то чуть более привлекательным, чем помойная куча.

Это не вопрос хорошего или плохого вкуса. Вкус приобретается. Было бы желание.

Но иногда ты смотришь на людей и понимаешь, что у них, наоборот, есть желание подчеркнуть свои недостатки. Они хотят выпятить то, как себя видят. А видят они себя некрасивыми. Упиваются этим. Даже будто мстят сами себе.

Вот мужчины Маши – они как ее тряпки. Всегда выглядят дешево (даже если за них дорого уплачено), никогда ей не подходят, ничуть не льстят и быстро приходят в негодность. Принцип самоуничтожения срабатывает во всем.

Доходит до абсурда. Маша собиралась с подругами в Испанию, но к ней вернулся старый любовник, она взяла его с собой, неделю, не вынимая, разбиралась с его капризами, а сразу после он ее бросил. Она не отдохнула толком, ничего не увидела, не была с подружками ни в одном клубе, а на выходе получила полтора жалких оргазма и обидное расставание в аэропорту.

Как можно объяснить такому человеку что прямое бежевое атласное платье сделает ее похожей на ливерную колбасу? Да никак. Она хочет, чтобы выпирал живот, чтобы цвет этого наряда сливался с дурным мелированием на волосах, и чтобы ноги казались короче.

Иногда хочется подмешать Маше транквилизатор, привязать к стулу, поставить напротив зеркало и сказать: “Да, Маша, ты не красотка. И ты не тощая. Но ты милая симпатичная женщина с приличной фигурой, хоть и слегка полновата. Но это ничего. Никто из нас не идеален. Среди нас вообще нет красавиц. Мы сами себя делаем. Мы выбираем удачные стрижки, выбираем лестный цвет волос, надеваем яркие платья, ведем себя так, словно мы – королевы мира. Мы красиво наряжаемся и восхищаемся сами собой. А ты себя ненавидишь. Ты делаешь себя уродкой. Твои волосы – пакля, хоть ты и тратитишь на них десять тысяч в месяц. Эта прическа называется “безнадежность”. Эти шорты перетягивают твои ноги. Эта блузка нарочно сделана так, чтобы казалось, будто твоя грудь в райне пупка смешивается с животом, и все они висят печально где-то на коленях”.

Пока Маша будет сидеть размякшая и связанная, хочется сжечь всю ее одежду. Покрасить волосы в более темный и яркий цвет. Сделать короткую дерзкую стрижку. Купить ей кожаную куртку и джинсы бойфренда. И топ в блестках с вырезом, который подчеркнет ее грудь, а не создат такой эффект, будто она сиськи узлом завязала.

Хочется уже, чтобы Маша увидела себя такой, какой мы ее воображаем. Какой мы бы хотели ее видеть – яркой, веселой, раскрепощенной, сексуальной.

Сейчас так популярен тезис “быть такой, какая есть”, но что это значит? Быть несчастной, лелеять свои фобии, холить свою депрессию? Заедать проблемы тоннами пирожных или, наоборот, запивать их водкой и доводить себя до истощения?

Внешность – отражение нашей сущности. Во время сильной депрессии человек не может смотреться в зеркало. Он не заглядывает себе в глаза. Не может. Не хочет видеть себя.

Чем более человек несчастен – тем хуже он выглядит. Такое правило. Внешность – это ответ на вопрос о том, счастлив ли ты.

В людях, которые выглядят… не клево, я вижу несчастных людей. Как бы они ни тщились доказать обратное.

Есть знакомая, она такая умница, и такая… ну, типа “внешность не главное, я ношу один убогий свитер пять лет и горжусь этим”. Позиция? Вроде позиция. Но при этом она всегда находит себе мужчину, который вроде всем хорош, и обычно он красивый, успешный, такой забавный, но в среднем через год он начинает вытирать об нее ноги. Причем всякий раз мужчина делает феерическую подлость – она умеет их выбирать. И вот когда это уже в пятый раз, то ты понимаешь – это стиль жизни. Если бы мне эту знакомую показали издалека, я бы решила, что она склонна к надрывному самоотречению. Не может здоровый человек носить такие адские брюки. И такую уродскую футболку. И была бы права. Но когда с ней общаешься, то она вроде милая и умная, и как бы нормальная девушка. И ты запутываешься, ты убеждаешь себя, что ошибаешься, думая о том, что любой человек хочет как-то себя украшать, хочет выделяться.

Люди по своей сути стремятся к красивому. Иначе бы никто никогда не нарисовал бы тысячи лет назад в пещерах какие-то рисунки. Не появились бы всякие украшения и цветные ткани. Не было бы у нас обуви с вышивкой и платьев со стеклярусом.

Я отлично знаю, что такое просыпаться и не видеть свое отражение, когда умываешься. У меня была такая депрессия, что я встать с кровати не могла. Я ходила четыре раза в неделю на психотерапию. Была так погружена в свои печали, что уже и не помню, как выглядела в то время (очень плохо). И однажды мой бывший (сейчас бывший, а тогда очень даже действующий) муж, насильно вывез меня по магазинам. Я купила красный свитер, какие-то джинсы, другие новые тряпки. Понятно, что мои страдания не прекратились, но я хотя бы нашла себя в зеркале. Какое-то оживление случилось. Я принарядилась – и мне это понравилось. Это было маленькое возвращение к жизни. Если ты хотя бы на мгновение оцениваешь себя как красивого человека, то это приносит пусть короткую, но радость.

Если не можете стать счастливыми прямо сейчас – попробуйте хотя бы стать красивыми. Для начала. Если подруги намекают, что прическа вам не идет – ну, может, стоит им поверить? Может, они все-таки не желают вам зла?

Я понимаю, что люди привыкают к страданиям, находят какие-то компромиссы со своими заскоками, лавируют между комплексами. Они годами вырабатывают систему выживания, и чем более она неправильная – там им сложнее от нее отказаться. Да, самое сложное – это расстаться со своими заблуждениями. Но неужели такие люди искренне считают, что не заслуживают счастья? Неужели это не стоит и попытки?

Надо прислушиваться к друзьям. Надо поставить в ряд всех своих мужчин и трезво себе признаться, что все эти люди – лишь способ причинить себе боль. Надо смело посмотреть на себя в зеркале и озвучить то, что видишь.

Понимаете, обычно мы балансируем на такой странной грани, где не очень больно. Мы и не признаемся в откровенной ненависти к себе (больно) и боимся озвучить смелые мечты (страшно). Поэтому выходит ни то, ни се. Мы просто стоим в безопасной зоне, где нам не сильно тревожно. Надо из нее выйти. И сказать громко: “Я ненавижу свою грудь, я ненавижу свои волосы, я толстая уродка, я себе противна”. А потом сказать: “Я хочу быть обольстительной пожирательницей мужчин, от которой все в восхищении”. И то и другое, возможно, будет звучать глупо, но по крайней мере честно. А честность с самой собой – это первый и самый важный шаг.

Поверьте своей подруге – и купите вещи, которые она советует. Сделайте новую прическу. Пойдите в такое место, где вы никогда не бываете, в какой-нибудь клуб для самых гламурных девушек и пляшите там на столе, отрывайтесь, будьте другой, преодолевайте свои страхи. Знакомьтесь только с очень красивыми мужчинами – и не для секса, а для общения. Не зарьтесь для них – иначе включатся все комплексы. Пусть они зарятся на вас, на такую веселую и яркую. Пусть удивляются, что с ними не флиртуют. Делайте все наперекосяк. Будьте необычными.

Забудьте все, что знали и думали о себе. Любая женщина может быть красивой – если захочет. Уверенной. И счастливой. И не забывайте, что красота – это любовь к себе. Восхищайтесь собой. Льстите. Целуйте сами себе ручки. Смотрите на себя влюбленными глазами. Желайте себе всего самого лучшего. Вы заслужили. Каждый заслужил. И бегите от любого, кто думает иначе. Даже если это вы сами.

Ты не женщина, ты мать

Ты не женщина, ты мать

“Ты должна думать только о ребенке!”, — уверяет мою подругу ее подруга.

“Проблема” в том, что подруга, которая с ребенком, не только хочет оставить ребенка мужу и отдохнуть пару недель подальше от дома (идеально – в другой Галактике), но и завела сразу двух любовников, и не знает, кого из них выбрать. Два плюс муж – это все-таки сложно оказалось, тяжелый график.

Подруга (без ребенка) в негодовании. Вот ведь женщина родила, вот ведь семья – а думает она только о себе, о своих удовольствиях. На концерты хочет, отвлечься хочет, на свидания бегает. Как?! Зачем?! С ней же случилось все самое лучшее – она стала матерью, она теперь святая, она исполнила свой “женский” долг, она должна теперь лишь гугукать, называть себя “мы” и отказывать мужу в сексе, потому что ей не до глупостей.

“Ты же мать”, — вторят знакомые. Эта самая мать должна, разумеется, стать изгоем, который никуда не выходит из детской, общается лишь с педиаторами, даже со взрослыми сюсюкает, позабыв о нормальном общении, а обсуждать может лишь то, кто как покакал.

И вот тогда знакомые будут счастливы, потому что на контрасте их унылая жизнь покажется восхитительной. Они спять семь часов подряд – и это их возвышает, разумеется. Они бывают в кино и даже обедают в кафе. У них совпадения в Тиндер. Ну, то есть захватывающая, полная приключений жизнь. Ониженемать.

А если мать родила, встала и пошла, если она хочет секса больше, чем раньше, если она веселится с друзьями, ездит в Барселону и слушает лекции, то кто тогда мы все? Тюфяки какие-то.

Многие женщины уверены, что есть жизнь “до” и “после”. “До” ты кое-как можешь себе позволить всякие свободы и наслаждения, но “после” твоя жизнь – это забота о потомстве. Тебя нету. Ты – система жизнеобеспечения.

Любая женщина, которая задумывается о самой себе – плохая мать. Она себя такой считает, если работает. Если интересуется мужчиной (или мужчинами). Если расстраивается, что ребенок мешает ей читать книгу. Если злится, когда в гости зашла подруга – а младенец проснулся.

Нормальная мать должна оставить подругу на час и тетешить родное дитя. Нормальная мать должна бросить работу – и сидеть возле ребенка пять лет (в идеале – сорок восемь).

Я встречаюсь с подругой, которую не видела несколько месяцев. Ладно, год я ее не видела после рождения сына. Я пыталась. Но это же невыносимо. Слава богу, что она вообще меня замечала. Раза два. Минут на семь в общей сложности. Прошел год. Ресторан. Мы как бы общаемся. Только она постоянно звонит мужу (который дома с няней) и спрашивает, как дела. Потом звонит няне. Чего-то такое, какие-то советы. Идеальная мать, что уж там.

Я честно пытаюсь рассказать, как у меня дела, но в те мгновения, когда она меня слушает (или удачно делает вид), все равно у нее на лице такие выражение – мол, ну ну, занимаешься всякой ерундой… О том, что у них с мужем шесть месяцев не было секса, подруга говорит с гордостью. Типа все мысли лишь о ребенке. Вот такая она крутышка.

Если честно, мне все равно, какой у них там секс. Не в этом дело. А в том, что “хорошей матери” наплевать на весь тот мир, в котором нет ее сыночка. И меньше всего я понимаю, при чем тут я. Почему она так хотела увидеться (настаивала!). Зачем ей это надо.

Я сижу с “плохой матерью”, рядом по дивану ползает ребенок, он всем доволен, он дружелюбен, он есть и спит, когда его попросят, мы обсуждаем мою жизнь, ее жизнь, книги, сериалы, пьем вино.

Ладно, каждый “выбирает по себе”, но зачем осуждать? Я могу осуждать свою знакомую “хорошую мать” лишь за отношения со мной, но не за ту жизнь, которую она выбрала. Ну, то есть я могу обидеться.

Но вот какого черта свободная девушка без детей считает свою подружку “плохой матерью” лишь потому, что та не отработала программу отречения от мира?

Если честно, то если женщина родила – уже ей за это уважение. За то, что кормит и поит и встает в шесть утра. Даже если без вдохновения. Если мечтает об одном – остаться лет на десять без ребенка. Дети, конечно, это счастье, но они утомляют, злят и вызывают желание сбежать в Перу или хоть в Сирию. Те, кто это не признает, кто поддерживает культ бесконечного восторга и лицемерия, – они же сами себе лгут. Или выдают свою одержимость за норму.

Редко кто может честно признать, что быть матерью – отстой. Ну, объективно. Миллион сложностей. Ты получаешь живое существо, которое не может прожить без тебя ни минуты (только когда спит и то не обязательно). Иногда ты кормишь его собой. Ты обречен заботиться о нем лет двадцать. Ты откладываешь деньги ему на университет.

Конечно, есть и радости, но технически материнство – это мрак. Есть удивительные женщины, у которым все получается весело, но это как раз те самые “плохие матери”, которые отдают детям лишь часть себя. И еще у них столько энергии, что хватает на все и всех (уникальные случаи, да).

Обычная современная женщина уже не рожает в надежде на помощь бабушки, не бросает работу, не делает воспитание своей единственной заботой. Она не может быть той хрестоматийной “хорошей матерью”, чей образ навязывали девушкам, которые считали свою жизнь полностью устроенной, если выходили замуж. А себя – состоявшимися личностями, когда рожали детей. Такой был социальный имидж женщины – жена и мать. Приходилось делать вид, что ты бесконечно счастлива в материнстве – потому что больше ни в чем ты не могла реализовать себя.

Мы должны восторгаться женщинами, которые рожают, воспитывают, работают, тусуются, разговаривают с друзьями, интересуются культурой. Они, правда, делают невозможное. Они удивительные. И они очень очень хорошие. Восхитительные.

Материнство – это всего лишь часть жизни. И не самая крупная. Потому что самое главное для человека – это он сам. Его желания, интересы, здоровье. Можно, конечно, решить, что в твоей жизни нет ничего больше кроме ребенка, но вот вопрос – зачем? Это похоже на наркоманию или посвещение в секту. Каждый право имеет, но соберите же в пробирку остатки рассудка и скажите себе: я не буду навязывать это другим. Я ненормален, я этим горжусь, но я не хочу этого людям.

Суровые лица русских девушек

Суровые лица русских девушек

Месяц была в Италии, вернулась расслабленная, выхожу на улицу — что-то тут в Москве замерзло, что-то с неба капает, красиво до мурашек, иду довольная и счастливая.

На меня бежит девушка, молодая, приятная, хорошо одета, лицо строгое, мрачное, глядит из-подо лба. «Мало ли», — думаю я, прислушиваясь к радостным песням в моей душе.

Другая девушка, тоже молодая/симпатичная/приятная, спешит с таким же перекошенным лицом. Одна, вторая, третья. «Не может ведь у них у всех быть первый день менструации», — размышляю я.

Проходит три недели. Погода была ничего себе, принцессы были ужасные. Я не знаю, что там случилось, но у большинства девушек в Москве такие лица, словно у них расстройство желудка — а туалета нигде нет.

С мужчинами тоже все непросто, но, кстати, совсем молодые люди почему-то не выглядят буками.

Года два назад лично мне казалось, что в России лица стали добрее. Наверное, так и есть — ну, в сравнении с тем, что было раньше. Вот многие даже улыбаются в ответ, при личном общении люди оттаивают. Но по городу они бегают по своим, наверное, страшно важным делам с такими мордами, что уже паникуешь — стихийное бедствие, эвакуация, бежим, спасаемся! Особенно девушки.

Просто сезон девушек с мировой скорбью на лицах…

Прихожу в магазин к знакомой, у нее там одна красавица работает, стильная такая молодая женщина двадцати шести лет. И она, понимаете, с таким лицом, будто ее с двумя переломанными ногами оторвали от больничной койки и заставили работать даже без костылей. Я когда ее увидела — у меня кофе латте в животе скис, а она и чувствовала себя хорошо, и никто из родных и близких не заболел. Просто у нее Настроение.

И я чего не понимаю — неужели если ты очнулся утром с Настроением, то самой на себя не противно смотреть? Вроде бы все наоборот — надо самой себе улыбаться, идти по улице — и всякие приятности искать. Надо стараться в общении с людьми отвлечься, развеяться как-то. Но нет. Русская девушка не ищет легких путей. Свое настроение она несет, как знамя — гордо и высоко. Все должны узнать, что настроение — говно и что жизнь… ну, в общем, тоже говно, конечно.

Мне раньше казалось, что где-то в Португалии или Италии люди тоже не особенно улыбчивые. Ходят такие с отвлеченными лицами. Но эти лица, во-первых, не имеют особенного выражения «вот вы все бы отвалили от меня — как бы хорошо было!», а, во-вторых, стоит встретиться взглядом — и все меняется. Даже продавщицы в магазине, которые с утра до вечера режут прошутто, к ночи все-таки сохраняют человеческий облик, хоть и устают. А вот я прихожу в любой магазин (кроме Uniqlo, если быть совсем честной — там все милахи), и уже с утра она, птичка двадцати лет, сидит такая квелая, несчастная, такая никакая. И это вопрос не сервиса — я не считаю, что продавцы или официанты должны быть с покупателями всегда надрывно любезными, это просто по-человечески странно. Я же не подаю ей свое лицо со страданиями всего человечества на нем.

Я пришла, тут всюду люди, везде тепло и симпатично, в жизни, в общем и целом, все хорошо — почему не использовать доброе и милое лицо вместо перекошенного и унылого?

Не знаю, может, по осени все женщины объявили целибат и аскезу. Других объяснений нет.

А где улыбка, где взгляд в глаза?

Вот пропускаешь молодую женщину — она толкает коляску, а рядом мечется старший ребенок на самокате. Думаете, она как-то реагирует? Ну, хорошо, спасибо она пробурчала — не глядя на тебя, через зубы. А где улыбка, где взгляд в глаза, где эта дивная взаимная любезность? Застряла у нее. Сами знаете где.

И я думаю — вот они ваще чо? А как они с мужчинами? В смысле — они на них так же смотрят? Или у них есть режим «сейчас я сексуальная, будь оно неладно»? А как они с подружками своими встречаются? «Ну чо, Люд, все плохо?» — «Да не говори! Все уроды такие!». Так это происходит?

Причем странно, что женщины постарше — ну, лет пятидесяти, с ними как-то проще. Нормальные лица, не угрюмые. А те, кому двадцать пять — тридцать пять, с ними что-то случилось. У них беда, у них жизнь очень тяжелая. Как будто они в борделях кредит за телефон отрабатывают. Причем так-то все аккуратные, ухоженные, модные, симпатичные. Просто человеческое лицо забыли купить к сезону.

Поспешите. Со старым лицом все усилия бесплодны. Вы выглядите как злые домохозяйки с детьми-хулиганами и мужем-пьяницей. С вами не хочется дружить.

Научитесь быть приятными. Заставляйте себя улыбаться. Думайте о прекрасном (что-то же прекрасное есть в жизни, ведь правда?).

Ну, осень, ну, дождь. И что? Все равно хорошо —вы же все в теплых пальто/пуховиках, шапки и шарфы на вас стильные. Может, если где-то сверху будет лицо с выражением «человек, довольный жизнью», то и настроение поменяется с северного промозглого на юго-западное? И народ на вас потянется, как на курорт. И мужчины не будут больше при виде вас пугаться и отворачиваться, в ужасе вспоминая своих бабушек, которые только и ворчали: «Что ж ты дебил-то такой уродился, лучше б твоя мать аборт сделала, а ведь хотела же!»

Лицо — это не только пудра и помада, это то, что вы есть на самом деле. А если на этом самом деле вы — такая вот грымза, ну, хотя бы челюсть расслабьте. Примерьте маску счастливого человека — вам и самим понравиться. Хотя бы попробуйте — а то невозможно уже находиться среди людей, которые будто на собственные похороны спешат.

 

Асексуальность

Асексуальность

С внешней сексуальностью какой прикол — в принципе ее можно испечь, как пирог, добавляя и смешивая проверенные ингредиенты в соответствии с беспроигрышным рецептом. Казалось бы, достаточно надуть губы, распустить волоса, увеличить сиськи, подчеркнуть задницу и перейти на хриплое контральто и затуманенный взгляд — и все, вы в дамках. Но это как посмотреть…

Такой секси-бейби-штамп с минимальным апгрейдом существует десятилетиями. В сущности, какая-нибудь Ким Кардашьян — это та же Джессика Рэббит, хотя, если честно, очарования в обаятельной мультяшке было куда больше, чем в перекачанной филлерами и силиконом королеве самой себя. Но обществу нужны успокаивающие душу знакомые образы. Они должны быть простыми, узнаваемыми и убедительными. Если вы про секс — покажите нам его. И будьте проще, не заморачивайтесь, не надо вот этой сложной сексуальности с подтекстом, которую нужно еще понимать, уметь разглядеть и оценить. Процент мужчин, способных восхититься коротко стриженной барышней в мешковатом мужском костюме, стремиться к нулю.

Немногочисленных продвинутых гурманов подозревают во всех извращениях в тяжелой форме, и сложно забыть, как Ава Гарднер, после того как Фрэнк Синатра сошелся с Миа Ферроу, презрительно процедила, что она-то всегда знала, «что он закончит в постели с мальчиком».

Засада в том, что образ типичной секси-бейби — это сплошная ловушка и стереотип. По сути, это такой фастфуд и масс-маркет для тех, кто не понимает, что привлекательная сексуальная женщина сложнее и интереснее стандартных представлений о ней.

Надо ломать систему…

Сидела одна такая цаца как-то раз на веранде — каштановые волосы растрепаны, лицо под челкой, вместо кричащей помады какой-то бледный блеск на губах, одета в безразмерную белую рубашку и мешковатые штаны, скрывающие фигуру, на ногах кеды, на пальцах лак облупился, — но мужчины глаз не могли от нее отвести, и все капали слюной в свое раскисшее мороженое. И даже я, которая вообще-то не по части женских прелестей, но вроде как эстет и любитель всего прекрасного, понимала — хороша девка необычайно. Но это было в Париже. У нас, будем реалистами, пока, чтобы произвести подобный эффект, надо выйти в люди на треклятых лубутенах, с голым пупком и заносчивым видом.

И кажется, что невозможно сломать систему. Да и чего ее ломать, если все это во вкусе большинства мужчин, а все помешались на том, чтобы им понравиться и за счет этого получше устроиться. Дескать, кого ты подцепишь на свои мартинсы? Только шпильки, только хардкор! Распусти локоны по плечам, сложи губы уточкой, натяни платье-чулок, смотри голодной хищницей, а свое мнение умело спрячь под ритмичным хлопаньем накладных ресниц — и все, ты в игре. Если ты вдруг в костюме-тройке, коротко стриженна, с сигаретой в зубах (ну тут я, правда, не агитатор), плевать хотела на всех и веришь в себя — ты гендерный отброс, не женщина, а «не пойми что», мужчины от таких шарахаются, а мама умоляет переодеться во что-нибудь «более женственное». Господи, да Марлен Дитрих и Шанель все это уже провернули в прошлом веке и с вполне кассовым успехом доказали, что сексуальность — это не только голая задница!

Для меня лично загадка, почему стереотип сексуального так и застрял на образе шлюхи в ботфортах. Для нее, если грудь прикрыта одеждой, значит, ее просто нет; а раз ее нет, значит, тебе нечего ловить, иди в библиотекарши и покрывайся пылью знаний, мужчины таких не любят! Мысль о том, что сексуальность — это внутренняя свобода, кураж, здоровое отношение к сексу, приятие себя, ум, шарм, блеск и вкус, а не ходячий силиконовый пакет комплексов с философией содержанки не приживается, хоть ты тресни.

Секси и сиськи…

Надо признать, что индустрия потребления под управлением рекламы и шоу-бизнеса долгие годы промывала нам всем мозги, убеждая, что хорошо идет только то, что секси и с сиськами. Уже никто не задумывается, почему для успешного продвижения карбюраторов и пароварок их надо изображать на билбордах вместе с голыми бабами. Голая баба — уже давно двигатель всего на свете, чего уж там. И никто не говорит, что надо ходить в рубище и валенках и настаивать на том, что это сексуально, но, когда все сводится к заученным жеманным позам, надутым губкам и эротик-фотосессиям в Инстаграме, становится как-то совсем кисло.

Потому что, когда кто-то так задвинут на своем или чужом секси-виде — это, как правило, дико скучно. Это такая психология озабоченных самцов и самок, которые только в успехе у противоположного пола видят смысл и драйв, качают кубики на животе и подкладывают силикон в лифчик. Ок, хотят жить в мире секса, игнорируя все остальное, — их дело. В конце концов на заднице Ким Кардашьян свет клином не сошелся. Вопрос в другом: если у вас все-таки есть выбор, вы кем хотите стать — чужим клоном или самой собой?

Современный мир — это мир победивших стандартов. Но любой стандарт лишен индивидуальности, того самого неповторимого набора черт, которые выделяют человека, заставляют обратить на себя внимание и остаются в памяти. Обтянув себя люрексом и латексом и выставив напоказ соски, вы соберете свои лайки и затеряетесь в толпе себе подобных. Вам это надо? Плывите против течения. Может, оно и сложнее, но удовольствия приносит несравненно больше.

Сексуальность индивидуального образца, которой нет ни у кого, кроме вас, которая досталась вам с вашей, возможно, далекой от стандартов, внешностью, всегда будет вашим козырем и результатом вашей собственной творческой мысли и работы над собой. Понятно же, что большие или маленькие сиськи есть у всех, а вот умение быть не такой, как все, только ваше. И вот это сексуально, потому что индивидуальность всегда заводит.

Кстати, имейте в виду, что часто те, кто всем своим видом сулит перспективы какого-то там огненного секса, в постели не впечатляют ничем, кроме скрипа кубиков и силикона. Но знали бы вы, сколько огня может оказаться в тех, кто не верит ни в пуш-ап, ни в накладные ресницы!..

 

Женщина — это сумка

Женщина — это сумка

Встречаюсь как-то с девушкой, по делу, в кафе. Вдруг раздается звонок — ее мобильный. «Ой! — восклицает она. — Где он?» И запускает руку в сумку… нет, марку не назову, а то обвинят в нативной рекламе. Но сумка большая и кожаная. Девушка роется в недрах, мобильный звенит: «Да где же он, черт побери?» И тогда она совершает рискованный поступок. Вываливает на стол все содержимое сумки.
На него падают три помады, тяжелый флакон духов, спутавшиеся наушники, ватные кружочки в целлофановой колбаске, зеленая тушь, открытка с видом Бали, нераспечатанная пачка презервативов с ароматом, большая щетка для волос. Но это еще не все, девушка продолжает трясти сумку. И вываливается вчерашний билет в «Пионер» на фильм «Ла-Ла Ленд», книжка «Как есть штрудели и сохранить фигуру?», потом палочки из японского ресторана, половина шоколадки, макбук, розовые солнечные очки, голубой зонтик, черные лаковые туфли… И наконец, долгожданный телефон.

Весь девичий мир

Передо мной на столе лежал весь девичий мир. Не хватало разве что живой Веры Полозковой, которая бы с ходу начала декламировать стихи. Но Вера в сумку вряд ли бы согласилась полезть. На самом деле, женщина — это ее сумка. Все, что внутри сумки, — это она, ее заботы, тревоги, мечты. По одному печальному билету в кино уже можно описать героиню. Пошла вечером, даже без подружки, но в модный кинотеатр. Значит, ищет в потемках кого-то и не может никак отыскать. И пачка презервативов остается целой.
Я бы вообще сделал ТВ-шоу «Сумка». Всякие звезды отдают свои сумки, оставаясь инкогнито, зрители-эксперты рассматривают содержимое и рассказывают о владелице. А она сидит в тайной комнате и волнуется, слушая, как ее разоблачают. «Ой, разве я такая? Хотя да, такая…» Ну и в финале она эффектно появляется в студии. Аплодисменты. Сумка — это круче гороскопа. Лучше всякого психоанализа. Звезды врут, психологи — шарлатаны, а сумка скажет всю правду. Вообще хорошо, что сумки молчат, они бы такого наболтали о хозяйке — ой, мама моя!

Поэтому сумка — лучшая подруга

Самая близкая, самая верная, самая чуткая. У девушек вечная проблема. С одной стороны — хочется новую сумку, всегда хочется. Хочется разных. Хочется в понедельник идти с деловой, черной, во вторник — с коричневой, у которой бахрома, в среду — с розовенькой, у которой золотые замочки… ну и так далее, до воскресенья, когда хочется белый рюкзачок или нет, лучше матерчатую, с лицом Дэвида Боуи или даже… Но нет, есть проблема! Весь свой мир придется каждое утро перекладывать из коричневой в розовую, из розовой в Дэвида Боуи… Да это же рехнуться можно! Только обустроила одну вселенную, как надо создавать новую. Даже у Бога ушло на это шесть дней, а у девушки — всего пятнадцать минут. Нет уж, лучше с одной, где все устоялось. Это лишь глупым двухмерным мужчинам кажется, что у девушки в сумке хаос. Это не хаос, это высший порядок. Так же, как и в бардачке девичьей машины, но о них надо отдельно.
Зато девушки владеют особой магией. Они расширяют пространство сумки до любых, им нужных пределов. Пока физики и астрономы занимаются черными дырами, у них под боком самая натуральная загадка мироздания — сумка. Лучше бы они отвлеклись от телескопа и поинтересовались у жены, как той удается создать «черную дыру» в отдельной сумке? Вот где тайна, вот куда надо бросить всех лауреатов Нобелевской премии и заодно Стивена Кинга.

beljakov

Клатч

Своей подружке я однажды купил в подарок клатч, нашел во Флоренции, долго выбирал. Совсем маленький, туда только помада и телефон поместятся. Долго вертел в руках, мучился: вдруг не понравится? Посоветовался с продавщицей, объяснил, что подружка нежная и романтичная. Та улыбнулась: «Bene! Perfetto! Бери этот клатч! Не сомневайся!» А пока мне его упаковывает веселая продавщица, отвлекусь и расскажу вам другую историю. Кажется, я знаю, когда и где появилось это чудесное слово «клатч». В русском Vogue, в 2005 году. Алена Долецкая, главред золотой эпохи Vogue, как-то спросила нас, редакторов отдела культуры: «Слушайте, вот тут подпись к американской съемке, как бы нам точно перевести слово clutch?» Мы задумались. Кто-то из девчонок вспомнил, что вообще есть выражение «театральная сумочка». Но совсем уж покрытое советской плесенью. Долецкая даже засмеялась своим знаменитым демоническим хохотом. И мы рискнули: напишем «клатч». Мы же самые передовые и модные. Клатч — он и есть клатч, лучше не скажешь. Так и пошло.

Чудеса

Однако клатч мне уже упаковали. Итак, я привез его подружке в Москву, та была счастлива, расцеловала. И как-то пошли с ней в театр. Она с новым клатчем, очень довольная. А в разгар спектакля понадобился мне платок — протереть очки. С собой платки не ношу. Что делать — не вытирать же своим кашне, кругом интеллигенты, место приличное. Подружка достает из клатча пачку бумажных салфеток, протягивает. Надо же, думаю, как эта толстенькая пачка там уместилась? А потом мне захотелось пить — подружка достает из клатча бутылку воды. Тут я уже забыл про спектакль. Меня волновало совсем другое: как?! Как это уместилось в мизерном пространстве, где место только для айфона и помады? Уверен: если бы мне захотелось вдруг горячий пирожок, она бы вытащила оттуда не только пирожок, но и микроволновку, чтобы его разогреть. Моя нежная и романтичная подружка. Моя кудесница.
Женская сумка — это сплошные фокусы. Это загадки вселенной. Это противоречие логике и законам физики. Это прелесть что такое. Это чудо. Как же я, девушки, обожаю ваши фокусы и чудеса!..

Сила сплетни

Сила сплетни

— Боже, какая гадина! А я ей так доверяла! — моя приятельница давит очередную сигарету в пепельнице, на кухне давно нечем дышать, но тут такое «крушение века», которое две дамочки просто не могли не утопить в вине, слезах и проклятьях.
Но моя знакомая и правда попала. Расчувствовавшись и расслабившись, разболтала коллеге кучу интимных подробностей о своей недавно провалившейся семейной жизни и разводе. Та сидела, внимательно слушала, подливала винца, сочувствовала, сопереживала, божилась, что «никому-никому, что ты, ни слова, даже под пытками!», кровь из пальца выдавливала, усыпляла бдительность и… растрепала всё всем, едва они расстались.

Сила слова

Правильно запущенная сплетня ушла в народ и теперь только ленивый не перетирал подробности чужой жизни, моя знакомая мучилась похмельем и запоздалым раскаянием, а потом ей позвонил бывший муж и спросил: а почему это полгорода в курсе того, как он относится к оральному сексу и что кричит во время оргазма? Хорошо, мы бы задохнулись, если бы не имели возможности общаться и делиться переживаниями. Я однажды провела неделю в одиночестве в финской глуши. К четвергу я уже разговаривала со всеми белками околотка, в субботу они начали мне отвечать.
В другой раз, когда я вернулась со встречи с моим бывшим любовником, я набрала подруге — и через час у нее перегорел свет в квартире и предохранители в голове. Я не церемонилась, не редактировала, передавала все в подробностях и деталях. Но тут я ничем не рисковала, это была моя верная подруга, страшный человек: если она пообещает молчать, ее и ЦРУ не расколет. Это вам не малознакомая цыпочка с внимательными влажными глазками, нездоровым любопытством и бокалом красного.

Хотя тут тоже — как посмотреть

Иногда и старые добрые друзья могут удивить. Иногда даже родственники удивляют, сдавая ваши секреты и тайны. Слушают, что вы мелете в минуту слабости, и потом припоминают вам каждое слово. А бывает, что вообще никто не хотел ничего такого, но «как-то само вырвалось» или «ой, а я забыла, что об этом нельзя говорить». Или вдруг ваша подруга, которая все знала и покрывала вас месяцами и которой вы за что-то нахамили, решила: «Да какого черта!» — и, хлопая глазками, сдала вас вашему мужу. Сдала, как только женщины умеют, в паре фраз, нечаянно и невинно. У вас потом вся жизнь полетела под откос, но вы сами виноваты: нечего было плести интриги и доверять пройдохе. Но это все равно свои, а со случайной-то попутчицей вас вообще не связывает ничего, кроме пары общих друзей, бутылки бургундского и желания потрепаться. Откуда вы знаете, что у нее на уме и отчего у нее столько вопросов? Кто вас за язык тянет расписывать ей подробности последних лет своей жизни?

etery

Женщины вообще дико любопытны (мужчины, кстати, тоже)

Мы все время чьи-то бывшие, будущие или настоящие жены, подруги или любовницы. Вокруг нас вечно кипят страсти, свои, чужие или вымышленные, и мы барахтаемся в паутине интриг и слухов. Вот вы часто в ответ на слова «Ой, а ты слышала, что сделала Маша после того, как застала Дашу с Сашей?» говорите: «А мне пофиг, передай соль»? Черта с два! Какая соль?! У вас тут же подскакивает давление, сладкая дрожь пробегает по всему телу, зрачки сужаются и обостряются зрение и слух. Вы начинаете трясти коленом под столом и глупо улыбаться. Всё, ваши радары приведены в боевую готовность и уши и сети раскинуты. А потому что, как бы мы ни обманывали себя, самым сладостным занятием для большинства остается качественное перемывание чьих-то костей.
Сплетни, слухи, чужие тайны — боже, да это же круче секса, это слаще шоколада!.. В женской голове начинают образовываться новые нейронные связи, когда дело доходит до сплетен. А как сложно сдержаться, когда ты сама становишься носителем бесценной информации! Это же как охота нести свет и новость людям. В такие минуты язык не просто чешется, он болит и ноет. Это страдания и муки, когда ты не можешь или тебе некому слить сенсацию.
Да что мы, слабые женщины, — весь мир вляпался в желтую прессу всем сердцем и всей душой. Какой Брэдли Купер? Что вам Брэдли Купер? Ваш Брэдли Купер — это цифровая голограмма в компе и телевизоре. Может, его вообще нет, но вам все равно страсть как интересно, с кем он спал, спит и будет спать. Эти ваши дурные страстишки обслуживает международная корпорация сплетников, которые со спутников следят за Брэдли Купером и потом сливают мутные фотки в Сеть. Но у вас и без Брэдли Купера полно проблем, особенно когда вы открываете рот и начинаете не пойми с кем «делиться сокровенным».

Роман с камнем

Я однажды ляпнула одной психопатке, что у меня роман с ее начальником. Так девушка старалась, так втиралась ко мне в доверие, так пела, льстила и околдовывала, что я повелась. Размякла, хлебнула шампанского и провела «прекрасный вечер» со змеей. И ведь так поговорили тогда хорошо, «по душам», как родные. Только почему-то тот роман внезапно схлопнулся, мужчина начал бегать от меня со страшными глазами, менял телефоны и путал следы, а потом сошелся с той психопаткой. И вот я, наивная дура, гадала: как это так все получилось? Ну, действительно, загадка века.
Но я тогда была молода и наивна. Хотя, тут такое дело, если вовремя не одуматься, можно и в шестьдесят лет вестись на чужую лесть и сливать в чужие уши семейные тайны. «Ну а как, — думаете вы, — надо же хоть кому-то доверять и хоть с кем-то откровенничать». Открою страшную тайну — нет, не надо!
Молчите. Помалкивайте, держите язык за зубами. Все, что вы скажете, может быть потом использовано против вас. Под рентгеном выбирайте себе верных попутчиков. Годами их проверяйте. Никто не будет вас беречь, кроме ваших близких. Никому вы не нужны, кроме своих родных. От вашего желания сболтнуть лишнее и блеснуть тайным знанием можете пострадать не только вы, но и ваше окружение может оказаться под ударом. Все обсуждают всех, возможно, вам и так перемывают кости у вас за спиной. Ну так и не облегчайте сплетникам жизнь. Пусть сами выкручиваются. А у вас и без них дел по горло.

С высоты своего роста

С высоты своего роста

У меня средний рост, обычный размер обуви, небольшая ладонь, паршивый характер, но это уже другая история. Если я не надеваю плащ из золотой парчи, шляпу с фазаньими перьями и не пою куплеты на ходу, я ничем не выделяюсь в толпе. Мне это нравится. Я больше люблю наблюдать, чем выделяться. Ну, как правило.
Недавно я сошла с поезда на перроне в Петербурге и со всей толпой направилась к зданию вокзала. За вычетом армии китайских туристов, вокруг двигалась обычная, ничем не примечательная толпа. Выделялась в ней одна фигура. Женщина средних лет, в темно-синем костюме, ростом под метр девяносто.
Она возвышалась над попутчиками и шла, стараясь не наступить на гостей столицы. Китайцы со смешанным чувством опасения и благоговения поглядывали на женщину-исполина и семенили стороной. На нее обращали внимание все. Женщина не была красавицей, была неброско одета, да и фигура не представляла из себя ничего особенного. Но этот рост!.. Я до сих пор ее помню — высокая и одинокая фигура в толпе.

Ум и красота

Вот казалось бы, сколько у нас возможностей привлечь к себе внимание: обаяние, шарм, ум, вызывающие наряды, бритый затылок, глубокое декольте. Однако стоит высокой женщине зайти в помещение, как все немного меняется. А если высокая женщина еще и хороша собой и отлично сложена, то все меняется капитально и не в вашу пользу. И не надо говорить, что вам плевать на это. Поверю, если докажете, что никогда в жизни не надевали каблуки. Никогда, ни разу, принципиально не взгромождались на десятисантиметровые копыта, чтобы хоть немного добавить себе роста и приподняться над толпой и реальностью.
У меня есть одна приятельница, которую очень трудно любить. Она замечательный человек, хороший друг и отличная собеседница, но она ростом под метр восемьдесят и, как будто этого мало, обожает шпильки. Я ненавижу ее, когда мы куда-то выходим вместе. Я путаюсь у нее в коленях, пыхчу ей в зону декольте и общаюсь запрокинув голову, как крышечку чайника. У меня шея отваливается перетирать с ней последние новости.

Сантиметровая зависть

«И вот ведь какая чушь, — ворчу я, незаметной килькой рассекая в кильватере этой золотокудрой дылды, — ну как можно все мои бесценные достоинства задавить какими-то лишними сантиметрами!» Ну правда, мы же не мужчины, чтобы чем-то там меряться, хотя бы и собственным ростом. Для таких дурацких соревнований у нас есть задницы, сиськи, длина ног, в конце концов.
Больше того, куда ни посмотри, все красные ковровые дорожки захватили настоящие коротышки — Мадонна, Дженнифер Лопез, Шакира, Виктория Бэкхем, Сара Джессика Паркер, Кайли Миноуг, Сальма Хайек, Ванесса Паради, рост ни одной из этих чудесных женщин не дотягивает до 160 см. И даже, прости господи, Ким Кардашьян может хоть спать на лубутенах, но выше своих 157 не станет. Но Ким вообще росла не вверх, она пошла другим путем, отрастила что надо, сделала на этом миллионы и живет себе припеваючи.
В разговоры о том, что невысокие люди амбициознее, чем все остальные, я не особенно верю. Когда на недавней церемонии вручения премии «Эмми» на сцену вышли Николь Кидман (180) и Риз Уизерспун (156), разве можно было сказать, что одна из них оказалась там не случайнее другой? И, кстати, обе были на шпильках, что в случае со знаменитой австралийкой превращало прекрасную картину в настоящее бедствие. К ней только швед Александр Скарсгард (194) мог подойти на равных.

etery

Успешные коротышки

Звезды вроде Тильды Суинтон, Умы Турман или Тейлор Свифт, а также все полчище супермоделей прошлого и будущего, тоже только портят легенду об амбициозных и успешных коротышках. Наши неприязнь, зависть и стремление унизить и умалить проявляются, когда мы называем кого-то высокого и красивого лошадью, каланчой, дылдой, верзилой, жердью или еще как. Ну а что делать, когда такая цаца с ногами от ушей идет впереди вас по улице, вы чувствуете себя чихуахуа и не можете ей этого простить.
Было дело, я завидовала рослым женщинам отчаянно, у меня до сих пор все шкафы забиты каблуками, стоя на которых можно без стремянки менять лампочки под потолком в Колонном зале. Но я поумнела и теперь отношусь к росту с восхищением, но со стороны. Мои каблуки давно пылятся в отставке, я не вылезаю из балеток и кроссовок, потому что это красиво, удобно, мне идет, и я иду куда хочу, а не висну плетью на руках подруг или мужчины, когда мне надо прошагать куда-то полквартала. Я с содроганием вспоминаю те времена, когда к вечеру мои окровавленные ноги приходилось со слезами и мылом вынимать из разбитых лодочек, когда пластырями было залеплено все до колен, а за возможность переобуться в мягкие тапки я могла отдать руку, сердце и ключи от своей квартиры.

Рост — это ерунда!

Все, хватит, я больше в это не играю, я не хочу быть выше, чем есть. В многолетних брачных играх с мужчинами я пришла к выводу, что рост — это последняя опция, которая имеет значение в совместной жизни и в постели. Всем не угодишь, а своего маньяка, который будет молиться на ваши метр с кепкой, вы всегда найдете. Больше того, теперь я даже немного сочувствую высоким женщинам. Вечно на виду, всегда в прицеле внимания, ходишь как сигнальная ракета — нигде не прошмыгнуть, ни спрятаться. Отдельное счастье — найти мужика, который не будет таскать за собой табуретку и смотреть на вас снизу вверх. С обувью целая история, на сиденье в эконом-классе не развернешься, в фиат «Пунто» просто не влезешь.
Высокие женщины, безусловно, прекрасны. На них хорошо сидит одежда, они безболезненно могут позволить себе наесть пару килограммов, они заметны в любой толпе. Однако еще ни одна эффектная и успешная каланча не убедила меня в том, что уровень счастья измеряется в сантиметрах от пяток до макушки.
В самые радостные минуты жизни вы о чем вспоминаете? О том, что ваш рост под метр восемьдесят? Сомневаюсь. Как бы там ни было, рост, как возраст и вес, — это всего лишь цифра, а не ваша биография. А значит, всегда все дело в вас, а не в ваших каблуках и сантиметрах!

Не такая, как все

Не такая, как все

Это было всегда: женщины сходили с ума от дубленки Анук Эме из фильма «Мужчина и Женщина», хотели быть элегантными в стиле Эдиты Пьехи, делали стрижки «под Мирей Матье», рисовали родинки, как у Синди, хотели жить, как Кэрри Бредшоу, быть худой, как Виктория Бэкхем, иметь щербинку в зубах, как у Ванессы Паради и когда-то у Пугачевой.
Толпа слаба. Желание чего-то особенного чаще всего приводит к обычному подражательству. Эпидемия страсти к химической завивке или к платьям с вышивкой поражает группы риска, и вот вы уже в униформе и среди своих, «модных и продвинутых». Но мы все и так похожи: два глаза, нос, немного волос, сколиоз и, возможно, плоскостопие. Для какого-нибудь китайца вся Москва вообще на одно лицо. Может это и не самоцель – с каждой автобусной остановки кричать миру о своей исключительности, но в душе-то мы понимаем, что мы неповторимы, уникальны и не похожи ни на кого. Или нет?

Маргинальное царство

Здесь есть маргиналы, готовые сбрить брови и набить звезду на лбу, лишь бы выделиться и привлечь к себе внимание. Они часто не задумываются об эстетике. С гвоздем в ухе, с дредами на голове, в полосатой пижаме заключенного, лишь бы на меня оглядывались в толпе и провожали удивленными взглядами. То, что в этих взглядах больше ужаса, чем восхищения, дело десятое.
Какими бы странными они не казались, эти ребята все-таки оригиналы. В толпе все скучнее и проще. Здесь ничего такого не ищут, а берут все готовое из массмаркета или брендового бутика. И хотят быть, как кто-то: как девушка с обложки, как Кира Найтли, как Марго из квартиры напротив, как популярная блоггерша-миллионник. Но почему?!
У меня была приятельница, помешанная на Одри Хепберн. Не сказать, что так уж сильно на нее похожая девушка собрала целый гардероб нарядов в стиле Живанши, носила жемчуга, сигарету в мундштуке и приталенные платья. Хлопала ресницами, изображала вечную женственность, ничего не ела и сыпала цитатами Холли Голайтли. Ей было невероятно уютно в мире фантазий, она вдохновенно играла свою роль и не завела рыжего кота только из-за аллергии.

Под гнетом фантазий

Что во всем этом было хорошего, я не знаю. Взрослая женщина, ее дочь школу заканчивала. А она как будто верила и в Деда Мороза, и в то, что она реинкарнация британской звезды. Другая мадам, по-моложе и поглупее, решила, что она вторая Анжелина Джоли, вколола себе гадость в губы, отощала, стала ходить во всем черном и зыркать на прохожих злющими глазами, воображая себя Ларой Крофт. Третья прикинулась графиней Кембриджской, четвертая видит себя в образе Бриджит Бардо, пятая считает, что она вылитая Николь Кидман, шестая, что она вторая Лайма Вайкуле, и даже пара знакомых мужчин подражают, один Колину Фарреллу, другой Филиппу Киркорову, и это не лечится.
Но мужчины что, у них в оперативном наборе только бороды, усы, татухи и гибельная страсть к скорости или власти. Они, за вычетом тех, кто без ума от стекляруса и веселого дурного вкуса, обычно зажаты в капкане костюма и могут отличиться только умением носить его с особой элегантностью или экстравагантностью. Но вот женщины… женщины создали мир двойников.
Инстаграмм трещит и лопается под напором клонов Ким Кардашьян и Эмили Ратаковски, и мало кого беспокоит, что, по-хорошему, в этих дивах нет ровным счетом ничего особенного, кроме раскрученных внешних данных и феноменальной влюбленности в себя. Но это ладно, их фанаты, это молодняк, которому нужны время и мозги, чтобы определиться. Хуже, когда желание быть таким, как кто-то, закрепляется на всю жизнь. И здесь стремление одеваться в стиле Грейс Келли или носить прическу под Дженнифер Энистон – всего лишь макушка скрытой горы комплексов и страхов, где в лидерах всегда держатся неуверенность в себе и желание всем понравиться.

sex

Мы — зомби!

Да, мы зомбированы индустрий звезд, которая как будто и существует для того, чтобы мы изо всех сил стремились быть похожими на несравненную Монику или божественную Кристину. Понятное дело, что, скорее всего, у вас никогда не будет такой жизни, как у звезды, но, покупая себе лодочки в ее стиле, или отрезая себе такую же челку, как у нее, или хотя бы делая похожий маникюр, вы, о чудо, чувствуете, что вам прямо через лодочки и ногти передается часть ее харизмы, славы и успеха.
Сегодня многие хотят быть в центре внимания. Чем больше фолловеров и лайков, тем мощнее ваша популярность, и наоборот, и тем вернее, что ваш стиль начнут копировать, а ваши слова повторять. Это, может, и непростая жизнь, но точно нескучная. Вы представляете интерес, вызываете чувства, люди хотят быть похожими на вас, носить такую же одежду, выглядеть и мыслить, как вы, получить секрет успешности, которая выделяет человека из толпы и дает ему шанс быть особенным.
Но если вы по другую сторону баррикад, то это вы ищите себе образец для подражания. И хорошо, если бы нас манил чужой успех и нам хотелось бы добиться чего-то впечатляющего и масштабного, например, в профессии, но чаще все заканчивается лодочками «точь в точь», прической «в стиле» и ахами: «Ну как же она похожа на Сальму, прямо одно лицо!». А как же свое-то? Желание урвать себе часть чужой славы, скопировав внешний вид и стиль, вроде бы, ничем не опасно, если, конечно, фолловер не маньяк. Но чем же таким вы заполняете вакуум своих возможностей, отказываясь от собственной индивидуальности в пользу чужого растиражированного образа?

Мода? Стиль!

Мода и без того играет всеми нами, принуждая пользоваться готовыми идеями. Вот что за прикол быть «модно одетым», когда примерно в том же самом, что и вы, гуляет полгорода? Но нам и этого недостаточно, и мы хотим быть не просто одетыми по моде, мы хотим быть как Мерлин, Фрида, Мадонна или какая-нибудь другая, возможно малоизвестная женщина, возглавляющая ваш персональный рейтинг, у которой есть то, чего, как вы считаете, нет у вас, — собственный неповторимый стиль. Она воплощает вашу мечту о чем-то прекрасном. Отлично. Только один вопрос напоследок. Но почему же эту мечту не воплощаете вы сами? Такая, какая вы есть!

Первый секс

Первый секс

Говорят, первый секс редко бывает хорошим. А если еще он оказывается и последним, то вообще фиг разберешь. Эти одноразовые перепихоны в стиле «пятничный угар забросил меня из клуба в неизвестную постель» обычно заканчиваются ничем. Наутро бывает сложно не только оценить качество секса, но и вообще собрать себя по кускам и вспомнить, как зовут вас и того, кого вы зачем-то притащили к себе домой.
Но все равно от первого секса обычно слишком много ждут. Чтобы спонтанно, страстно, нежно, без тормозов, без последствий и сожалений. На чужой свадьбе, в дороге, да хоть и с коллегой в командировке. Чтобы она ночью вдруг сорвала с себя очки, показала класс и вы бы поняли, что раньше и не жили толком.
Но где наши мечты и где отрезвляющая реальность. Хороший первый секс — это как выигрыш в лотерею. Ваша коллега, может, и сорвет свои очки, но вот понравится ли вам то, что за этим последует, — вопрос.
Сколько подруг наутро прибегают друг к другу с вытаращенными от ужаса глазами и шепотом, пугаясь собственного голоса, бормочут о том, что все кончено, это провал, он не умеет ничего, я не умею ничего, он извращенец, нет, я извращенка, он хочет слишком многого или он ничего не хочет, у него слишком большой, или слишком маленький, или вообще не разберешь какой. Сколько раз вы сами выбирались из постели, с ужасом убегали в ванну и хныкали там над краном: «Ну, подумаешь! Первый раз. Это же еще ни о чем не говорит!»

Программный сбой

Хорошо, женщины — известные паникеры, а секс — такая опция, которую сложно запрограммировать. Между вами могут быть задушевные разговоры, телепатическое взаимопонимание и симпатия без границ и тормозов, но в постели — полный ноль. Пойди разберись, что с чем тут соединяется и дает необходимую взрывную искру. От вас по отдельности можно сигареты прикуривать, а положи в одну постель — и простыни обледенеют.
Но все-таки не надо так многого ждать от первого секса. Это прямо маркер какой-то: вот жизнь до первого секса, а вот — после него. И якобы от того, как оно прошло в первый раз, очень много всего зависит в настоящем и будущем.
У одних химические реакции включаются уже в тот момент, когда они друг другу руки пожали при первой встрече, а другим надо время для разгона. Я знала счастливую пару, которая однажды призналась, что им потребовалось почти полгода, чтобы разморозить свои пестики и тычинки и наладить идеальные способы их использования. Правда оба заговорили об этом после ящика шампанского, так что вариант пьяной лапши на уши тоже никто не отменял.

SEX

Секса нет и не было

Первый секс бывает полон недоразумений еще и потому, что некоторым хочется произвести неизгладимое впечатление. Никто не знает, как оно сложится дальше, но сейчас свой успех надо застолбить, добычу ослепить и убедить ее в том, что раньше у нее вообще секса не было.
У меня был один знакомый, который считал, что обезоруживать девушку надо в первую же ночь, раз и навсегда, и работал над этим с такой отдачей, что слухи о нем множились, а его самого сторонились. Говорили, он настолько неистов в постели, что пару раз от него не уходили, а уползали с подвывихами одного и растяжением другого. Одна его девушка прямо сказала, что такими методами из нее еще никогда оргазм не выколачивали. Восторга в ее словах не было, но наш герой жил в своем параллельном мире. Там ему не было равных, он сводил своих женщин с ума и оставлял неизгладимые воспоминания. В принципе так оно и было, только многие мечтали поскорее забыть о том, как их калечили в тот первый раз, который, как правило, становился и последним. Поскольку дур, которые не сразу во всем разобрались и хотели повторить, находилось крайне мало.

Загадка века

Вообще, первый секс — это, конечно, загадка. Из ничего, из очень средненького, а порой и никакого старта складываются отношения на много лет и с настоящим угаром в постели. Но, в конце концов, для того чтобы распробовать, вникнуть, разобраться, настроиться и насладиться, иногда действительно нужно время. Да, бывает, волшебный пазл срастается сразу и с лету, и грех капризничать, если вам так повезло. Но если вдруг все из рук вон плохо, есть два варианта: первый — немедленно повторить, и второй — подождать, еще попробовать и остаться друзьями. Я уже много лет в прекрасных отношениях с одним типом, с которым мы так плохо начали, что, казалось, хуже вообще не бывает. Но у нас обоих похожее чувство юмора, мы без потерь выбрались из постели, подискутировали на тему нашего будущего и решили завязать. С тех пор сквозь нашу крепкую дружбу просачиваются все признаки здорового флирта, который, как нам кажется, вполне безопасен, поскольку мы-то знаем, что он никуда не ведет. Хотя с уверенностью здесь ни о чем нельзя говорить.
А секс, хоть первый, хоть последний, — слишком непредсказуемая территория. Так смотришь на человека и думаешь: «С ним? В одну постель? Да никогда в жизни!» А потом оказывается, что вы только и делаете что ломаете все кровати и стереотипы.
Или, напротив, кружишь вокруг цели, кружишь, страстно мечтаешь переспать, а в результате получаешь такой холодец без приправ, что непонятно, вы вообще сексом занимались или что это было.
Здесь можно было бы положиться на интуицию и предчувствия, если бы они вечно не подводили и не обманывали. Но, с другой стороны, секс, как и риск, в принципе хорошее дело. Главное, не отчаиваться, даже если с первого раза ничего не получилось.

Психопатки, или Охотницы за чужими головами

Психопатки, или Охотницы за чужими головами

Как-то раз в одной семье завелась любовница. Вот именно так, как моль или мыши. Понятное дело, что никогда ничего подобного не происходит просто так. Ни в одной переполненной до краев чувствами паре не появляется этот блуждающий нерв и третий полюс. Хотя… Люди порой бывают такие странные.
Вроде у них все есть, но все равно вечно чего-то не хватает. А здесь, ну что, обычная семья, двадцать с лишим лет вместе, чего только не было, дети выросли, страсти поистрепались. Они уже и снимали номера в отеле, и — о ужас! — были в свингер-клубе (обоим не понравилось), и у него даже была интрижка с секретаршей. Но дальше флирта в баре дело не пошло…

А вот теперь караул

Не так, чтобы сильно молодая и особенно прекрасная хищница решила, что все, поиграли в одну семью — и хватит. Пора заводить другую. Расходиться, разводиться, делать жене ручкой и отправляться в новую, ее, постель. Нет, ну мужчина, конечно, тоже не в ромашках валялся, а сначала увлекся, и не на шутку. Как это часто бывает, жена все чувствовала, но узнала последней. Прошла через все положенные стадии ярости, отрицания, скандалов и слез, а потом подумала: ну а что, если и правда встретил ее мужик свою любовь? Столько лет вместе, понятное дело, захотелось чего-то нового. И она давай подталкивать мужа к чемоданам и входной двери. Дескать, иди уже, я на тебя зла держать не буду, но и ты не крысятничай при разводе. Совет вам да любовь, а я как-нибудь сама разберусь.
Но мужчина уперся и ни в какую. Божится, что, кроме жены, для него счастья ни с кем нет, что не уйдет из семьи и под пулями, что, да, бес попутал, но, люди добрые, помогите, любовница — страшный человек!

Тут, естественно, жене становится интересно

Женщины вообще любопытнее мужчин. Мужчинам что надо? По большей части секса и всего, что с ним связано. А вот женщины — матерые исследователи. Им мизинец другой женщины покажи — восстановят полную картину и нарисуют психологический портрет.
А тут какой мизинец. Любовница — как сорока под героином: бьется и в окно, и в дверь, и в интернет, и на Фейсбуке чекинится с чужим мужем во всяких злачных местах, и письма ему присылает такие, что, дескать, не уйдешь от своей мегеры — ищи меня в Пироговской пойме. И тут же: люблю тебя, не могу, нет сил терпеть разлуку горькую. Приходи, спаси, сохрани, я трусы кружевные надела, постель взбила и котлеты напекла.
И мужчине бы радоваться, а он в панике. И жена видит, что он в панике. И понимает, что эта паника неспроста. Страшно ее мужику, уже и не рад, что вляпался. Не хочет ни котлет, ни кружев, хочет обратно в свою родную жизнь, к проверенным шницелям в панировке и пижамам в чебурашках.
А любовницу уже бы черти взяли наконец.

Вообще, есть такой тип

Его очень хорошо сыграла Гленн Клоуз в «Роковом влечении». Такая горячая женщина, постель пылает, страсти кипят, мозг плавится, но все самое интересное начинается, когда события перестают развиваться по разработанному ею сценарию: мужчина никуда не уходит и чучело жены не сжигают за гаражами. И тогда горячая штучка превращается сразу в психопатку.
Понятное дело, что многие из нас не ограничивают себя в играх без правил. У меня лично есть несколько знакомых, которые, когда понимали, что их мужик загулял или собрался уходить, принимались биться головой о стены. Эти женщины так же, как и все остальные, ходят по улицам, стоят в магазине на очереди в кассу, готовят компот и отводят детей в школу, но они носят в себе такой феноменальный потенциал разрушительного безумия, что их хорошо бы маркировать каким-то тайным знаком, чтобы при встрече сразу понимать, с кем связываешься.

sex

Это ведьмы без тормозов в ступах со сбитыми GPS-навигаторами

Они реально опасны, но хорошо умеют это скрывать. До поры, до времени. Потом плотину внешних приличий сносит мощным взрывом и только держись. На самом деле, наблюдать за тем, как человек после фразы «Дорогая, я думаю, нам надо расстаться» подходит к стене и со всей дури впечатывается в нее лбом, настолько страшно, что я отчасти понимаю трусоватых мужчин, которые принимаются изобретать всякие глупости, лишь бы не попасть под каток психоза.
Для этих фурий нет понятия собственного достоинства и самоуважения. Они выходят из повиновения и все портят. В них есть известное гибельное очарование, на которое часто клюют мужчины. Эти женщины в два счета умудряются убедить наивных мужиков, что так, как они, их не любил еще никто и даже мать родная халтурила, утирая им попку и слезки. Ну, понятное дело, когда мужчина видит вместо прожженного утюгом столетнего халата жены кружевные панталоны и гурию, которая готова и на котлеты нон-стоп, и на огненный секс без передышки, он раскисает. Сколько таких лопухов полегло на полях бессовестных интриг женщин с неустойчивой психикой — не счесть.

Верьте предчувствиям

И ведь многих мучило предчувствие, но они путали его с проклятым чувством долга и, растопырив жабры, неслись навстречу чужому неврозу. А потом уже было поздно.
Такие женщины, когда понимают, что ничего не выходит, буквально сходят с ума. Тут женам тоже собраться бы, понять и простить. Как-то войти в положение обмишурившегося мужа и, если всем действительно хочется пережить этот дурдом и остаться вместе, объединиться и нейтрализовать психопатку. Да, сделать это непросто, она, получив от мужа массу полезной информации в период рассвета их романа, будет давить и бить в самые болезненные и незащищенные места. Но нет такой напасти, которую невозможно было бы пережить вдвоем. Да, тут можно и проиграть, и остаться ни с чем, ничего не поделаешь. Главное, не начинать самой биться головой о стены. Женщины, пожалейте мужчин. Двух психопаток, и правда, не всякий потянет.
Любовницы, имейте совесть. Не так сложно рассмотреть, что мужчина, которого вы себе наметили и посадили на крючок, — не ваша рыба. Отпустите его и чешите своей дорогой.
Мужчины, ну не ведитесь уже до такой степени на свои угасающие гормоны и чужие лживые обещания!
Возможно, эту канитель никогда не остановить, но регулировать уровень безумия в паре или в трио никому не помешает.

Женщины как новые мужчины

Женщины как новые мужчины

У моей знакомой два любовника. Один в Берлине, другой в Москве. Ну, так получилось. Женщина развелась, пару лет провела между истерикой и бутылкой, потом собралась, осмотрелась, поняла, что слишком хороша, чтобы пропадать, подстриглась, перекрасилась, поменяла квартиру и встретила мужчину. Потом в командировке встретила еще одного.
Она волевым усилием преодолела извечное женское проклятие с мечтами о немедленном броске под венец, поняла, что она никому ничего не обещала и ничего никому не должна. Что связь может быть любой, а не только с мрачными причитаниями о том, что это на всю жизнь и до гроба. И зажила себе в свое удовольствие.
Другая тоже после варварского развода, на котором бывший муж показал, каким он может быть подлецом и жадиной, сошлась с молодым любовником, но поставила все не на него, а на карьеру. Через два года возглавила свою фирму, летает по всему миру, балдеет от того, чем занимается, и зарабатывает столько, что у бывшего мужа начинается истерика, когда заходят разговоры об ее успехах.

Третья, четвертая, пятая и двадцать пятая женщины…

Они тоже сделали что-то такое, что настолько не вписывается в вековой сценарий «сиди дома, крути котлеты, жди мужа», что их начали называть новыми мужиками в юбках. Со смешанным чувством уважения и, как ни странно, презрения.
Про уважение лично мне все понятно. Я вообще люблю женщин, скажем так, мужского типа. Которые не закатывают истерику при виде рассаженных коленей своего ребенка, а спокойно обрабатывают рану и целуют в лоб. У которых не начинается припадок сопливого кокетства при виде интересного и перспективного мужчины их мечты. Которые не жеманятся и не вешают лапшу на уши, не надувают себя силиконом, много читают, многим интересуются и знают, что такое профессионализм и ответственность за себя и свою жизнь. Они и сами живут, и дают жить другим. И вот тут оказалось, что они не вписываются в каноны и стандарты.

Как это, самостоятельная и уверенная в себе баба?

Хорошо образованная, с амбициями, силой воли, обаянием, деньгами на счету? Живет, как хочет, встречается, с кем хочет. Ну нет, нас не проведешь. Это уже не баба, это — мужик! А вот как бы не так.
Как раз напротив, это племя самых что ни на есть настоящих женщин, которым, в известном смысле, ничто женское не чуждо. У них никто не отнимет ни их ПМС, ни всякие чисто женские глупости. Та моя приятельница с молодым любовником и бизнесом в Гонконге однажды не смогла припарковать машину и разревелась. Ну ведь дура дурой. Мало кто знает, что до своего позорного рева, эта «дура» провела сложнейшие переговоры, уломала несговорчивых клиентов, получила выгодный контракт, который даст работу сотне людей, не ела весь день и переживала за своего сына-охламона, который проваливал экзамены во ВГИК. Но не на ту напали. Проревелась, утерла сопли, собрала нервы в кулак и припарковалась на платной парковке.

sex

Свежая кровь

И пошла к своему молодому любовнику, снимать стресс и готовить ему плов. Потому что ничто женское даже этим стальным бабам не чуждо.
Да, проблемы случаются, когда их заносит. Я недавно слышала, как одна такая кобра разговаривала по телефону. Кто-то там проштрафился и не вписался в бюджет. Лучше бы он в поворот не вписался. По нему ездили экскаватором возмездия, медленно, тихо, без истерики размазывая его кишки и будущее. Потом она отложила телефон, посмотрелась в зеркало и вздохнула: «Нет, ну надо же, совсем помада размазалась!» Да, вот так, до сих пор мужик, а потом сразу баба.
Вообще, во времена перемен выигрывает тот, кто успевает быстро перестроиться. Мужчины, да и женщины, которые застряли в эпохе палеолита-патриархата, когда у большинства женщин не было ни вариантов, ни возможностей, проспали много нового и интересного. Женщины сначала научились совмещать несовместимое и принимать военный парад на шестом месяце беременности, а потом вообще решили отделить мух от котлет, наняли няньку и помощницу и попробовали жить совсем иначе.

Не все выигравшие счастливы

У кого-то получилось, у кого-то — нет. Многим еще застит свет воспоминание о простом «женском счастье». Мне самой часто становится не по себе, когда мне его желают. Я уже не могу с уверенностью сказать, что это сегодня такое. Я вижу слишком много замужних женщин, которые всю жизнь положили на выполнение базовой программы — дом-семья-мужчина-дети, но прозевали что-то очень важное в собственной жизни и делают вид, что счастливы, вопреки всему.
А кто-то так и не вышел замуж, родил для себя или не родил вовсе, но принес в мир столько энергии, задора, интереса и содержания, что к ним и вопросов никаких нет.
На самом деле тут мало что входит в противоречие. Женщины рожали и будут рожать, любили и будут любить. С этим явно полный порядок, и вряд ли здесь что-то принципиально изменится. И слава богу. Другое дело, что сформировались новые, еще не устаканившиеся в сознании общества варианты. Те, которые с трудом можно было представить себе сто и даже пятьдесят лет назад. Здесь и правда все слишком быстро меняется. Еще живы люди, которые помнят, как Шанель переодевала женщин в брюки. По нынешним мерках это, считай, было вчера.

Новые горизонты

Сегодня у женщины, даже на фоне бессовестных гендерных и возрастных ограничений, наметились такие возможности и горизонты, что вопрос не в том, что выиграют только лихие и отчаянные оригиналки, которые не хотят, как все, а хотят по-своему. В том-то и дело, что уже даже инертное и дремучее общественное мнение поперхнулось и не раз тем, что за именем Хоффманн или Польских на страшно секретных и важных документах может оказаться не мужик с пузом и проплешиной, а баба с яйцами и маникюром. И врач у меня однажды была Малкович. Только не тот, а блондинка с ослепительной улыбкой и харизмой суперзвезды.
Так что, мужчины, соберитесь и приучайте уже себя восхищаться своими подругами. Обратного пути уже не будет.
И женщины, не забывайте обложить свои металлические причиндалы кружевами. Пусть хотя бы звенят не так громко. Остального уже не изменить.

КАК ВАЖНО БЫТЬ КРАСИВОЙ

КАК ВАЖНО БЫТЬ КРАСИВОЙ

Моя подруга Кристина выглядит как говно. Это не вопрос хорошего или плохого вкуса, это лишь о том, что ей не идет прическа, цвет волос, жуткое платье оттенка «все плохо», колготки ей тоже не идут, и даже сумка.
Если можно найти вещи, которые сделают ее на десять лет старше, на десять кило толще, на десять сантиметров квадратнее, — она их найдет. Она в этом гений. Если бы Кристина каким-то образом в этом своем стиле была бы счастливой женщиной — ну и ладно. Но Кристина не такая.

Кристина хочет любви

Но находит только придурков, которые тут же пристают к ее подругам. Вот она собралась с девочками в Испанию. В последний момент к ней вернулся хмырь, который год не отвечал на ее звонки. Надо еще понимать, что такое «вернулся». Он жил у нее две недели, ел и пил, она подарила ему модную рубашку и часы, а потом он пропал. И вот он уже едет со всеми в Испанию. Подруги в бешенстве — это должен был быть веселый девичник. Кристина сама купила ему билет. И вот этот… как его… торчит в номере, капризничает, у него болит горло, он не хочет в море (оно холодное), но не хочет и в бассейн (он не море), и, когда Кристина заставляет его выйти с подругами на ужин (за что подруги ненавидят и ее, и его), он удивляется, откуда у них столько денег. Подруги не то чтобы богаты. Просто они на отдыхе, они могут себе позволить рестораны, покупки, поездки. В общем, Кристине сказали, что хмырь — это ее головная боль. Кристина вернулась из Испании бледная, с двумя убогими оргазмами, с разъяренными подругами, а хмырь бросил ее в аэропорту. Ну, в такси. И это еще подруги ей не сказали, что он к ним подкатывал. Подмигивал и намекал.

Внешность — это ее заявление

Эта трогательная история на самом деле про внешность. Кристина выглядит ровно так, как выглядят ее отношения. Внешность — это ее заявление. И читается оно так: «Я в отчаянии, я клуша, я готова с кем угодно». Хотя на самом деле внутри у Кристины совсем другое. Да, она странная (а кто не странный?), но она хороший, добрый человек, который любит секс и которой хочется, чтобы ее любили (не только подруги). Просто это невозможно понять.
Внешностью человек рассказывает о себе какую-то историю. Иногда это похоже на анекдот: «Я хотел сказать: «Дорогая, передай мне соль!», а сказал: «Сука, ты сломала мне жизнь!»
Вот внешность Кристины — она про «сломала мне жизнь». Ей хочется быть симпатичной и сексуальной, но ее отношение к самой себе орет через ее одежду «я ненавижу себя, я безнадежна!».
Однажды подруги собрались и сделали вторжение — посадили Кристину и сказали все что думают. Она сделала вид, что не обиделась (обиделась), но отказалась что-то менять. У нее отличная прическа, у нее прекрасный мастер, ей нравятся ее платья и брюки, все отлично.

Внешность — это не главное

Конечно, я понимаю, что для Кристины тут речь не о ее мерзкой прическе. Речь о ней самой. Она привыкла к себе такой вот, несчастной. И если все сделать по-другому, она не будет знать, как жить. Да, она поменяет образ — но поведение? Как ей себя вести, если она станет яркой, стильной женщиной? А как это?
Она привыкла, что на нее не обращают внимания. Она ждет, когда мужчины напьются, и тащит к себе самого пьяного. Это ее стиль.
А что делать, если он сам, почти трезвый, будет за ней ухаживать?! Коллапс.
Нагло врут те, кто говорит, что внешность — не главное. И речь не о природной красоте. Речь о том, что ты сделала сама для себя. Вот у меня есть знакомая, она красится в блондинку. Она ухоженная, следит за собой, тщательно одевается. Но словами не передать, как ей плохо с этими платиновыми волосами. Я понимаю — с ней что-то не так. Человек не мог выбрать такой цвет волос, если он в хороших отношениях сам с собой.
Понятно, что на вкус, на цвет понятие «уродовать себя» разное. Для одних это мешковатые штаны, для других — короткая стрижка. У меня была знакомая, которая плакала, когда я отстригла волосы, — она искренне верила, что я себя погубила.
Но если забыть о такой мелкой вкусовщине, которая тоже растет из определенных комплексов, то «уродование» себя — это, конечно, плохой знак.

beauty

Не родись красивой!

Я люблю эти шоу, где «страшную» героиню делают «красивой». Догадываюсь, что дальше человек будет жить своей привычной жизнью, но все-таки это мгновение счастья — когда женщина видит себя другой, привлекательной, — оно прекрасное.
Понятно, что в реальности все по-другому. Человек ни внешне, ни внутренне за сутки не изменится. Это прямо работа. Но попробовать стоит. Жить всю жизнь по одной схеме лишь потому, что принюхались к собственным комплексам, — это скучно. И начать надо с внешности.
Подруги советуют поменять прическу? Ну так возьмите и поменяйте. Видимо, хуже все равно не будет — вы и так на краю. Конечно, все эти милые подружки, которые «знают как надо» — они не то чтобы стилисты. Возможно, вам не пойдет то, что они так рьяно советуют. Но попробуйте. Надо, вообще, слушать других — они иногда бывают правы. Иначе зачем окружать себя людьми?
Примерьте тот образ, в котором вас видят близкие. Как будто вы актриса, а вам играть роль. Жизнь веселее, если играть. Станьте хоть на месяц кем-то другим. Надо такой список сделать: «Что я Хочу — что я Получаю». В «Получаю» можно быть с собой смелой, никто не узнает. И если в этой графе есть такое: «Я хочу нравиться, я хочу, чтобы меня замечали, я хочу быть сексуальной и яркой», то надо уже посмотреть на свой унылый гардероб и осознать, что там нет ничего об этом. Вот чудесное платье, почти яркое, но в нем грудь выглядит, как у 70-летней женщины. Ведь совсем же нетрудно понять, что грудь не должна выглядеть такой размазанной по животу? Лежит где-то на талии. Долой! Грудь этого недостойна.

Пустые надежды

Ну да, наверное, обидно расставаться с вещами, которые покупались и носились и на которые были надежды, — но разве пустые надежды это не ерунда какая-то? Однажды мы с подругой взяли мою одежду из очень плохого периода жизни, эта одежда вообще не соответствовала новой мне, и всю ее порезали на части. Чтобы не было пути назад. И это отлично сработало.
Конечно, даже когда вас оденут как конфетку и прическа откроет лицо и глаза и когда вы будете вся такая возбужденная и нарядная — в это мгновение ничего не изменится. Надо к себе привыкать. Постепенно. Идти по улице и собирать взгляды. Потихоньку менять поведение под новый внешний вид. Никто не обещает успеха за один месяц или даже за год. Все будет складываться постепенно.
Сейчас вы себя не любите. Сейчас вы не видите себя в новом образе и в каких-то новых платьях. Но иногда надо себя заставлять. Пытайтесь. Хорошие люди не заслуживают плохих мужчин, плохие отношения и плохую жизнь лишь потому, что сегодня они не уверены в себе. Это все меняется. Не сразу, но меняется. Любая может.
И внешность очень сильно меняет человека. Обязательно надо увидеть себя другой. Не такой, как обычно. Это рвет шаблоны. Радует. Возбуждает. Не надо вот этой обреченности: у меня пузо, я толстая, у меня короткие ноги, мне все равно ничего не идет. Это настроение надо взять и отложить на время. До худших времен.

Сегодня вы красивая. Вам все идет

Ноги длинные. Живот сексуальный. Вы выходите из дома, чтобы изменить свою жизнь и купить новые классные джинсы, которые не будут висеть на попе пузырем, как обычно. Вы уже другая, просто об этом еще никто не знает. Но скоро мир содрогнется. И главное, опять же, не относиться ни к чему серьезно. Да, я знаю, что, как только вы наденете новые вещи, тут же придет в голову мысль: я как дура! Вырядилась! Люди будут смеяться! Нет-нет. Люди сами вырядились. И вот им почему-то хорошо. Они смеются от радости. Не над вами. Будьте как они. Радуйтесь и смейтесь. Не бойтесь ошибок. Ошибки — для смелых. Только счастливые люди не боятся их совершать.
Я знаю, что трудно. Но вы старайтесь. Ищите себя — без этого жизнь не имеет ни малейшего смысла. За пару лет вы станете другой женщиной. Неужели оно того не стоит?

О свободе смотреть по сторонам

О свободе смотреть по сторонам

Вот, к примеру, мужчина и женщина. Встретились, влюбились, поженились, впереди большое будущее, планы-планы-планы, и тут выясняется, несмотря на то, что он клялся в верности до гроба и уверенной рукой расписался в нескольких местах, он почему-то продолжает смотреть на других женщин. Улыбается им. Придерживает дверь. Одной вообще руку на эскалаторе подал, вместо того чтобы столкнуть ее вниз под зад коленом!
С таким-то силиконом в сиськах ничего бы с ней не случилось. Попрыгала бы немного, отряхнулась и пошла дальше. Но c ним-то что? Что он делает? Что мне делать? О чем я вообще думала? Все пропало. Капут. Сегодня он на них смотрит, завтра потащит в свою постель! Потаскун. Кобель.

Пошел к черту. Видеть не хочу!

Проклятья, муки, расставание и развод. Мужчина, если ему удается вмешаться в этот мутный поток сознания, тоже выглядит крайне неубедительно. У него начинают бегать глаза, трястись руки, он как-то неумело то ли врет, то ли выкручивается, бормочет слова любви и тащит в дом цветы ведрами, хотя вроде ничего такого не сделал, ну, может, улыбнулся пару раз секретарше или соседке. Но любая женщина знает, что, когда ей дарят нечто большее, чем полудохлую гвоздику в захватанном полиэтилене, — дело дрянь. Поколениями женщин с непростой судьбой доказано, что цветы и ценные подарки — суть заметание следов, пускание пыли в глаза и отвлекающие маневры. И чем больше подарок, тем хуже дело.
Есть ли тут мужчине послабление? Есть. Если он смотрит на кривую, косую, слишком толстую или слишком тощую (хотя в вопросах худобы «слишком» не бывает) женщину преклонных лет, хочет перевести ее через перекресток или помочь донести ее коромысло до порога… Все. Любые другие взгляды в сторону молодого, красивого тела с веселыми сиськами караются жестоким законом брачного времени, приговор обжалованию не подлежит. Вы можете жрать свои розы вагонами, но вас на месяц оставят без секса и заменят его такими скандалами и истериками, что вы в другой раз сами себе глаза вырвете, когда мимо вас пройдет что-то кучерявое и надушенное.
На что рассчитывает женщина, непонятно. При встрече ей в мужчине нравится все: как он смотрит, ходит, говорит, что делает. Но как только у них образуется одна спальня на двоих, вот ровно все то, что вчера вызывало восхищение, начинает вызывать подозрение, раздражение и ненависть. Лютую ненависть ко всем его кобелиным привычкам, а заодно и похотливым самкам, которыми наводнен этот пошлый мир порока и разврата.

sex

Венец делу конец

«Если он меня выбрал, со всеми остальными женщинами должно быть покончено!» — И ведь многие говорят это совершенно серьезно, явно поверив в свою власть над его душой и телом. Ну, понятное дело, что это только женщина в браке вся такая из себя сложная и чувствительная, у нее сто оттенков тревоги и печали, ее можно вывести из себя не тем тоном и не тем взглядом. А вот мужчина — да, автомат. Он как из ЗАГСа вышел, так сразу часть своих предохранителей выключил, а часть — вообще вырвал с мясом, чтобы не было ни соблазна, ни пути назад. И пошел в новую жизнь счастливым обесточенным идиотом. Который видит только свою жену, а при приближении самозванок у него все везде коротит, замыкает, он слепнет, глохнет и прощается с жизнью и эрекцией. А поскольку этого всего недостаточно, он еще каждые полчаса звонит по телефону, прикованному розовой цепью к его ноге, и докладывает, кому надо, что он доехал до офиса, ни одну суку по дороге не встретил, все хорошо, ноги сухие, кефир в багажнике, цветочки вечером привезу.
Это что вообще такое? Это тот самый мужчина, крутой, свирепый самец, от которого вы глаз не могли отвести, звонка которого ждали сутками и которому достаточно было на вас посмотреть, чтобы у вас самой все предохранители перегорали? Да кому он нужен, этот ваш гибрид амебы и барашка? Во имя каких-таких идеалов брака вы принесли его в жертву своей неуверенности и дурному характеру?

Слепая ромашка

Кто бы спорил, женщина всесильна. Но нельзя же превращать мужчину в свою бесполую слепую ромашку! Дайте ему уже свободу хотя бы смотреть по сторонам. И не надо вот этих высосанных из пальца страданий: «Я чувствую себя как дура!» Может, тут вам и мужчина-то не особенно нужен. Ну и что, что смотрит? Он уже с вами, расслабьтесь хоть ненадолго, насладитесь моментом, может, он на них и смотрит, но, если вам это так важно, идет-то он с вами. И уйдет с вами, и не оглядываясь, если вы позволите себе быть счастливой, а ему — свободным.
Мужчина всегда будет смотреть на других женщин, даже если вы натянете ему свое кольцо не на палец, а на глаз. Это нормально. Скажите спасибо тем добрым женщинам, которые внушили вам, себе и всему миру, что это катастрофа и что из мужчины надо кобеля вытравлять по капле. Они жизнь положили на борьбу с порочной мужской природой, пупок себе надорвали, изобретая все новые прививки, правила и ограничения. Чем стала их жизнь? Местью за непослушание. Ловушкой, в которой большую часть проблем они создали собственными руками, сначала обезвредив мужчину, а потом сделав его игрушкой собственного тщеславия. «Мой-то ни на кого не смотрит! Ему, кроме меня, никто не нужен!» Браво, еще одна идеологическая кастрация мужчины прошла с блеском.

Страшная мстя

Но вот только сначала вы будете мстить ему за то, что он на кого-то смотрит, а потом ему же — за то, что на него самого никто больше не смотрит. За то, что он такой никчемный и бесцветный, за то, что до встречи с ним у вас была жизнь, а сейчас болото. И вы совершенно не поймете, что мужчина, скорее всего, сначала любил и берег вас, а потом сам запутался в ваших неврозах и правилах. И он тоже виноват в том, что не отстоял свое право смотреть на других женщин. Потому что есть огромная разница между конченым бабником и нормальным мужиком. И ее неплохо бы чувствовать и не глушить своего мужчину, как треску динамитом. Чтобы он смотрел на весь этот психованный силиконовый зоопарк вокруг него и думал: «Нет, ну надо же, мне-то как с моей повезло!..»

Последний герой

Последний герой

Есть у меня одна знакомая, которая очень хочет замуж. Давно хочет, еще с наших общих университетских времен. Но все никак. То с одним поживет, то с другим повстречается. А замуж никак. И вроде и любят ее, и предложения ей делают, и детей хотят, но все не то. Сама отказывает, сама уходит.
А все потому, что в мужья ей нужен не абы кто, а настоящий альфа-самец. Такой, который возьмет тебя за плечи, посмотрит тебе в глаза и у тебя «кровь стынет, мурашки по всему телу, ноги подкашиваются». Это ее цитаты. Любит, в общем, она настоящих мачо, чтобы с фигурой, с харизмой, с властной породой. Чтобы чувствовать себя рядом с ним «и королевой, и рабыней».

«Золотой век»

Непонятно, откуда она набралась этих образов, то ли из сериала «Золотой век», то ли из боевиков 90-х, но засели они у нее в голове прочно. И таких как она не мало. У нас в России типажи альфа-самцов и породистых мачо – это ходовой товар. Раньше были романтизированные бандиты, вроде образа Нагиева из известного сериала. В нулевые они трансформировались в бездушных топ-менеджеров со страниц книг Минаева. Сейчас мода на чиновников и политиков. Альфа-самцы были есть и будут.
Точнее они продолжат существовать в воображении наших женщин. Ведь, на самом деле, никаких настоящих альфа, по сути, нет и никогда не было. Это сугубо женский запрос. Есть падкие на дрожь в коленках девочки, вроде моей знакомой, которые все ждут и ждут, когда же появится тот самый, от которого все внутри загорится и никогда не потухнет. С которым «не жизнь, а сплошной оргазм». Это еще одна цитата моей знакомой.

Cгорать от его взгляда

Тут, конечно, психологи могут начать занудничать про инфантильность выбора. Что все эти «сгорать от его взгляда» — это просто попытки переложить ответственность за собственные отношения на некие «искры и пламя». Вместо того, чтобы проанализировать, что ты в реальность даешь своему партнеру и чем он привлекает тебя. Еще они обязательно залезут куда-нибудь в детство и найдут отца-военного, с его властным безразличием, которое девочка подросток трансформирует в идеализированный образ своего избранника. Но все это скучно.
А главное, немного бессмысленно. Не уверен, что моя знакомая после этих занудств психологов, вдруг осознает, что она тридцать лет жила неправильно. И у нее в голове такой «щелк»: все сразу встанет на свои места, и она выйдет, наконец, замуж за какого-нибудь клерка-хипстера, бегающего марафоны и занимающегося йогой. И будет она вместо «сплошного оргазма» жить-поживать в «сплошном равновесии». Утром спортивный костюмчик и на пробежечку в парк, а не как сейчас: утром в коротком платьишке и на шпильках из бара.

Эпоха мужского масс-маркета

Так не бывает. Люди не меняются. Да, и не должны. Нравятся мачо и альфа-самцы? Окей, живи с этим. Ищи своего принца или шейха. Благо их сейчас кругом пруд пруди. Все эти разговоры про закат эпохи альфа-самцов, про смерть мачизма – это ерунда. То, что на авансцену вышли другие типажи, говорит только о том, что кому-то стали интересны и другие мужчины тоже.
Сейчас, вообще, эпоха масс-маркета в плане мужчин. Женщины живут в супермаркете, где на полках красуются сотни разных типажей. Выбирай любого. Да, ценники разные. Да, качество не всегда соответствует товарному виду и составу на упаковке. Да, срок годности иногда истекает слишком быстро. Но тут, как и со всем остальным в эпоху потребления – золотое правило: «умей выбирать и выбирай умело».

men
Раньше с этим самым выбором было туго. Хотя, стоит признать, он тоже был. Просто культура концентрировалась на одном-двух типажах и возводила их в ранг богов. Условные Ричард Гир из «Красотки» и Брюс Уиллис из «Крепкого орешка». Ох, сколько женщин были готовы пойти на все ради этих двух альфа-самцов. Как они искали среди мужчин хоть какие-то намеки на эти типажи. Теперь тоже ищут, просто типажей стало уже миллион. Спортсмены, музыканты, писатели, ученые, ведущие, комики, политики, журналисты – выбирай любимчиков любой вкус. И среди них обязательно найдутся альфа-самцы. Последние герои из уходящей эпохи доминирования мужчин. С фигурами атлантов, один взгляд на которые сводит с ума. С испепеляющим взглядом, в котором хочется утонуть. С властными сильными руками, от прикосновения которых бросает в дрожь. Было бы воображение – остальное приложится.

ШОПИНГ ДЛЯ ГЕДОНИСТОВ

ШОПИНГ ДЛЯ ГЕДОНИСТОВ

Суббота должна начинаться с завтрака в кафе. С шампанским. Ну, то есть, это святое: выпить дома кофе, умыться, не накраситься (но взять с собой помаду – потому что потом накраситься захочется)

Скрэмбл, или яйца бенедикт (ммм!), капучино, круассан, просекко…

Блошиный рынок. Блошиный или такой, как Ламбада. Место, где продается восхитительное старье, и антикварная бижутерия, и всякие молодые (и не очень) местные дизайнеры, и можно еще выпить кофе, и попробовать варенье, и съесть дим-сам, и ощупать все современные украшения, и примерить безумные корейские платья, и взять апероль шпритц, и сесть прямо на траве… И даже ничего не купить (ну, кроме напитков). Или купить. Это не важно. Главное — как ты проводишь время в хорошем месте.
А на «блошках» всегда хорошо. И на маркетах. Там самые разные люди, и вещи интересные (даже если дурацкие), и гости одеты необычно, и дизайнеры одеты необычно.

Барахолка — это особенное кайфовое место, где всегда есть вдохновение

Все эти местечки — они часть идеи slow fashion/медленной моды.
Вообще это slow-движение не только про еду, моду, секс, а про жизнь. О жизни с наслаждением, о такой жизни, где ты никуда не спешишь и где ты получаешь удовольствие всегда. В этой жизни нет недостатка во времени — смысл и роскошь именно в том, чтобы дать себе время восхититься тем, что происходит.
Медленно и сладко (dolce dolce vita) можно делать все — в том числе и покупки. Одни наслаждаются, выбирая в интернете, и это тоже кайф. Другие — ходят по рынкам, по каким-то тайным местам, по магазинам или шоу-румам дизайнеров.
Подруга позвала в одно место, называется «Одевайся легко», там была распродажа летней коллекции с шампанским и разговорами за жизнь. Мгновенно все начинают дружить, делиться чем-то личным, о сексе говорят, о мужчинах, о реновации — и вот ты уже будто всех знаешь. Три замечательных знакомства достались с платьем.
Или вот я обожаю вечеринки для друзей и клиентов в шоу-руме моей подружки Ксении Оганесян — почему-то это всегда изумительные женщины, стильные, занятные, умные, прекрасные. Ты не просто чего-то покупаешь (или присматриваешься) — ты попадаешь в клуб.

Совсем не то, что в магазине

Там ты только огорчишься или разозлишься, оттого что либо не можешь найти продавца, либо он к тебе прилипает и делает вид, что ты известный похититель трусов. Ну да, удобно приехать в молл, стремительно пробежаться по трем этажам, купить почти такие кроссовки, о которых мечтал, и почти «ту самую» рубашку, надышаться этого кондиционированного воздуха, съесть лапшу или биг-мак, а потом — в душный гараж!
Буду честной: ненавижу торговые центры. Да, понимаю, они не заслуживают бурного порицания, но, правда, даже в самых лучших всегда этот стандартный выбор, хоть то московский Цветной, хоть берлинский KDW — вот одни и те же тряпки, одни бренды и какая-то всеобщая безликость.
У всей этой fast fashion (даже если она и прикидывается чем-то эксклюзивным, роскошным) один дух. Ты попадаешь на минное поле маркетинговых ловушек, ты бесконечно далек от того, кем и как все эти вещи придумываются, — за всем этим только огромная и сильная индустрия, которая считает тебя мелкой сошкой, которую нужно заставить потратить твои денежки. И вот ты выходишь и думаешь: «А что это было? Где мои деньги?»

Arina

Slow fashion

Нет той уютности и очарования, которую создают маленькие магазины, где — хозяин (он же дизайнер), и где вещи, правда, в двух или трех экземплярах, и где есть это удивительное ощущение творческой энергии.
Slow fashion — это история, которая либо дешевле масс-маркета вроде Zara (блошки) или немного дороже (локальные дизайнеры). Но это даже приятно — смотреть на брюки и понимать, что это не может быть импульсивной (читай — бессмысленной) покупкой, которая окажется на помойке через сезон. Ты должен понять: ты реально хочешь эту вещь? Ты в нее влюблен?
Ведь это важно — быть со своими вещами в отношениях, а не просто кое-как украшать себя, в расчете на то, что можно надеть — и выкинуть.
Вообще это интересно, как создаются гардеробы адептов slow fashion. Иногда это винтажные магазины, иногда — интересные дизайнеры, иногда — своп-вечеринки (обмен одежды), или какие-то поиски в гардеробах мам и бабушек, или просто подарки друзей, или забытая неизвестно кем одежда.

Мой свитер

В Тель-Авиве я потеряла в клубе худи, а на следующий день нашла на улице отличный кашемировый свитер (видимо, упал, хоть и не ясно, откуда вообще в Тель-Авиве кашемир летом). Эта неприхотливая, но милая история — часть отношений со свитером.
Вещи становятся частью путешествий, отношений, каких-то ситуаций. Платье из секонда в Барселоне, которое два года не могли продать из-за размера, ожидало именно тебя — и вот оно такое, единственное, это не сравнить с тем, чтобы узнать в другом магазине какой-то сети, есть ли у них твой размер.
Медленная мода — история про случайности, и это об отказе от брендомании (кто в наши дни рвет себе задницу ради musthave-сумки?!), это мысли об этичном потреблении, это забота о качестве, но при этом понимание того, сколько на самом деле стоит одежда.
Наверное, это не всем подойдет, но стоит хотя бы попробовать, просто ради любопытства. Есть люди, которые ненавидят покупки: им кажется, что вся индустрия на них давит, начиная от суеты в торговых центрах и заканчивая надменными продавщицами и ужасными зеркалами в примерочных. Может, им стоит испытать другой подход — такой, при котором и покупать даже необязательно, можно просто получать удовольствие, приглядываясь, изучая. Часто таким образом обнаруживаешь в себе странные склонности — я, например, выяснила, что зависаю над альбомами с фотографиями незнакомых мне людей (такие продаются на барахолках вместе с остальным имуществом).
Также я и не думала, что полюблю мешковатые вещи из натуральных тканей, но общение с их дизайнером как-то меня изменило — и оказалось, что мне нравится именно такое. Я расслабилась и стала даже больше уважать себя — ну, как человека, который принимает свой выбор.
В slow fashion есть то, чего нет у быстрой моды — человеческое, живое, душевное. А этого никогда не бывает мало — ведь впечатления и общение не купишь в торговом центре или онлайн.

Проклятие красотой

Проклятие красотой

Моя знакомая — девушка редкой красоты. Кошачьи глаза шоколадного цвета, рыжие кудри копной, кожа оттенка топленого молока. На нее только что слепые не оглядываются. Птицы, не разобравшись, что это было, сворачивают шеи и врубаются головами в дорожные знаки и фасады домов. Глядя на нее и на таких, как она, понимаешь, что у красоты задачи поважнее, чем спасать этот мир. Чего его вообще спасать? Надо будет, сам как-нибудь выкрутится. Здесь, правда, есть одна проблема, но о ней позже.

Феноменальная красота

Внешность 27-летней американки Мелани Гайдос можно сколько угодно описывать в красках, но лучше один раз найти ее в Гугле. У нее феноменальной красоты фигура, но это лицо… его вы точно не забудете никогда. У девушки редкая разновидность генетического заболевания — эктодермальная дисплазия. Она как будто сбежала из средних веков и с полотен Босха. В этом лице все искажено и все неправильно. Оно пугает, в нем нет ни женственного, ни женского. И все бы ничего, посочувствовали бы и пошли своей дорогой, вот только Мелани давно и успешно работает… моделью.
Да, прекрасное не бесспорно, и красота человека — нечто большее, чем набор правильных черт. Уильям Дэфо, Барбра Стрейзанд, Адриано Челентано, Эми Уайнхаус, Росси де Пальма, Стив Бушеми — вот так посмотришь на них и подумаешь: да как вообще эти люди стали любимцами миллионов?
Серж Генсбур говорил, что он похож на жабу, раздавленную автомобильной покрышкой. Да хоть танковой гусеницей! Его все равно обожали. Хорошо, Генсбур был звездой, а это один из самых сильных афродизиаков. Можно быть похожим на африканского бородавочника, но, если вы богатый и известный бородавочник, за вами будут бегать возбужденными толпами.

О такой харизме, как у Гензбура, можно только мечтать

Чаще люди, и особенно женщины, мечтают не об обаянии или таланте, которым невозможно сопротивляться, а именно о красоте. О той самой предсказуемой и модной красоте, которую индустрия продает с таким размахом и успехом, что самому можно не напрягаться и не фантазировать. Это Фрида Кало создавала себя из всех своих несовершенств, из хромоты и моноброви через все лицо. Ни на кого не похожей и очень особенной. Для большинства все стандарты утверждены и расписаны. Пластические хирурги звенят скальпелями и прекрасно ориентируются в самых популярных носах, губах и скулах. Такая красота заразительна. Ее хотят все.
У Лиона Фейхтвангера есть замечательный роман «Безобразная герцогиня». Там все просто: тирольской землей управляет некрасивая, но умная и смелая женщина, которую никто не любит. Она уродлива — как ее любить? А рядом с ней пустая как пробка красотка, которой люди поклоняются почти в религиозном экстазе, стоит ей только выйти на улицу и распустить свои золотые кудри на солнце. У красоты есть эта магия притяжения, которой невозможно сопротивляться. Иногда совершенно безосновательно.
Говорят, тут дело в пропорциях. По-настоящему красивые лица обладают редкой симметрией. Такой, какая была в чертах Элизабет Тэйлор, такой, которую нашли во внешности скандальной Эмбер Харт. Но тут с одной линейкой не разберешься.

Etery

Бьюти-флагманы своего времени

Да, Анджелина Джоли и Моника Беллуччи — настоящие бьюти-флагманы своего времени, но и «неправильные» лица Татьяны Самойловой, Софи Лорен и Джулии Робертс неотразимы.
Хотя по мне так нет никого прекраснее Тильды Суинтон или Шарлотты Генсбур. Последней папа-«жаба» передал реактивный набор неотразимого обаяния и, в моем понимании, редкой красоты. Да, она не «классическая» красавица. Но что это вообще сегодня такое? И что, той же Монике Беллуччи удавиться от того, что есть Анджелина Джоли? И как жить нам всем с нашими несовершенными носами и задницами? И вообще, гарантирует ли вся эта красота счастье? То самое, к которому все стремятся как умеют – напролом или в обход и с остановками.
Та моя подруга с рыжими кудрями, пожалуй, самый красивый человек из всех, кого я видела когда-то. Глядя на нее, понимаешь, что перед ней все двери должны распахиваться сами собой. Что люди просто не могут сопротивляться такому обаянию прекрасного. Я вижу, в каком ошеломлении смотрят на нее незнакомые люди. Мне, закоренелому идеалисту, кажется, что эта красота меняет все одним фактом своего присутствия, что это преимущество, прорыв, мечта и жизненная феерия.
Мне только не надо заводить все эти разговоры в присутствии моей знакомой, для которой жизнь — постоянная борьба. За все. И в первую очередь — за право считаться умной женщиной. Уже вроде столько раз и с успехом доказали обратное, но безжалостный мир продолжает настаивать на том, что если ты красивая, значит, точно дура.

Я не верблюд

И опять, и опять надо подтверждать, что ты не верблюд, что симпатичная мордашка не помеха, если ты хочешь поднимать в воздух «Боинг» или защищать диссертацию на тему физики полупроводников. Плюс мужчины, которым начхать на твой внутренний мир, — ты им нужна как трофей, как прекрасный приз победителю.
Да, стаи безмозглых самочек с губками резиновым бантиком сделали все что смогли, чтобы дискредитировать прекрасное. И это правда: когда у вас ноги от ушей, большой вопрос — ждут ли от вас, что вы будете цитировать Ибсена и Брехта? Но ведь настоящая красота, она не в Инстаграме. Она не штампует секси-селфи, отставив попку и оттопырив губку.
И все равно, с губами, попкой, «Боингом» или полупроводниками счастье оказывается настолько непредсказуемой субстанцией, которая никак в руку не ложится. Никакой связи ни с прекрасным лицом, ни с обширным интеллектом, ни с ногами, ни с талантами.
Но! Пусть красивая женщина не запрограммирована на счастье, которое тоже, кстати, все понимают очень по-своему, но у нее всегда есть шанс на необычную судьбу. Красота, она как джокер в рукаве, провоцирует на испытания, но и дает редкий шанс. И вот им грех не воспользоваться.
В конце концов, ведь говорят, что «красота в глазах смотрящего». Ну так и встаньте перед зеркалом и разглядите в нем свою невероятную судьбу. Вспомните Мелани Гайдос. Какой бы внешностью вы ни обладали, это не значит, что вы не можете быть счастливым и реализовавшимся человеком.
А, в конечном счете, только это и главное.

Женщины начинают и выигрывают

Женщины начинают и выигрывают

«Чтобы я ему сама первая позвонила? Да никогда в жизни!» — у меня была приятельница самых честных правил, которая уверяла, что роман не в счет, если не мужчина его начал. Проявить инициативу самой — позвонить, пригласить куда-то, сделать комплимент или подарить кактус — она считала настолько возмутительным, что отказывалась даже разговаривать на эту тему. Первыми ходят только мальчики! Девочки делают выводы и ответные ходы. Иначе никак!
Двинуть белую пешку самой — это как в трениках прийти в оперу или на поминках начать петь куплеты. На просьбы объяснить, какая такая катастрофа случится, если девочка улыбнется первой, мадам начинала трястись от злости. Ничего вразумительного она не предлагала и только шипела, что так «не положено».
Кем? Куда? Кому? Никаких ответов. Ее вселенная без объяснений и сомнений отвергала женскую инициативу.
Другая барышня, которая тоже была уверена, что дело нимфы — красиво сидеть на ветке и рассматривать мужские предложения, объяснила, что в ее системе ценностей женщина, проявляющая инициативу, — всегда озабоченная неудачница. Мужчина — нет. Он, когда к вам подкатывает, считайте, выполняет свой генетический долг. Ему сверху велели нести свои гены и Y-хромосомы в массы. А женщине не велели! Она в партере или окопе. Ей надо выбирать. Оценивать и трели, и коленца, и богатый узор бирюзовых перьев на хвосте, и выбирать лучшего из лучших.

Красивые самочки

И ведь многих не смущает, что это все больше похоже на жизнь самочки волнистого попугайчика, а не матерого экономического аналитика авторитетного издания. Я вообще не понимаю, как эта белиберда уживается в голове современной, образованной и амбициозной женщины! Но она до сих пор — человек будущего, а вот отсюда — тьма египетская. Чавканье дремучих крокодилов и фанатичное сияние чужих принципов в глазах.
Было дело, я вагонами теряла свои нервные клетки, пытаясь переубедить этих девиц, пока не поняла, что зря разбазариваю свой немногочисленный стратегический запас. Им можно что угодно петь про XXI век и время перемен, они только начинают нервничать и упрямо повторять свои мантры: «Женщина не должна навязываться!», «Женщина должна оставаться женщиной!», «Женщина — это не мужчина!»
Почему? В смысле, не почему женщина — это не мужчина, а почему женщина вообще кому-то что-то должна и почему инициатива в любовных отношениях наказуема и превращает ее в посмешище? Что такого страшного случится на планете, если она сама и первая даст, о боже мой, понять мужчине, что он ей нравится?
У меня была такая история, и не раз. Не то чтобы я какая-то особенно смелая, но когда мне человек симпатичен, я предпочитаю сказать ему или ей об этом. То же самое я предпочитаю сделать, когда мне нравится мужчина и я хочу продолжения банкета. Иногда я делаю это в ответ на комплименты в свой адрес, иногда предлагаю дружбу сама, первая и без предупреждений.

Etery

Мне не видится в этом чего-то особенного

В конце концов, предложение к общению и даже приглашение в постель сами по себе еще не сломали никому жизнь. И у всех всегда есть резон и право по каким-то причинам отказаться. Почему меня должно ранить, если я там себе чего-то нафантазировала, а он, оказывается, ждет двойню и не настроен на счастливые встречи со мной? Здесь всегда можно попасть в точку, а можно капитально промахнуться. Но я не всегда люблю бродить вокруг да около, и иногда прямой вопрос или предложение оказываются гораздо интереснее и острее туманных намеков и тонких провокаций. Никогда не известно, что творится в чужой голове, и в вопросах сближения люди порой оказываются окружены таким количеством запретов, предрассудков и заблуждений, что часто ничего не происходит только потому, что один из них что-то не то сказал или не сказал, а другой как-то совершенно не в ту сторону это додумал.
Не всегда из подобных инициатив получается что-то стоящее. Но оно и не сказать, чтобы вообще часто получается, независимо от того, кто на кого глаз положил. И вообще, считается, хотя, возможно, это тоже всего лишь фигура речи, что выбирает всегда женщина. То есть, даже когда мужчина думает, что это он выбирает, выбирает все равно она.
Не знаю, для меня это слишком сложно. Я вижу, когда нравлюсь мужчине, и не понимаю, почему нужно держать его в неведении на предмет моих к нему симпатий. Моя хорошая знакомая, когда поняла, что хочет встретиться с одним милордом, нашла у общих знакомых его телефон и договорилась о свидании. Возможно, он пришел туда из интереса, но в результате, похоже, остался с ней навсегда.

Достоинство упало

Уронила ли она свое достоинство или что там в подобных обстоятельствах роняют, позвонив ему без четкого плана, но с горячим желанием? Конечно, нет. Получилось ли у них что-нибудь, если она не проявила бы инициативу? Вряд ли. Скорее всего, они бы даже не встретились. Лестно ли было ему, что такая красотка сама проявила к нему интерес? Несомненно. Дало ли это ему повод думать о том, что она теперь на коротком поводке своих и его желаний? Тоже нет. Ее инициатива совершенно не отменила того, что потом ему пришлось завоевывать ее по полной программе. Был ли он тугодумом, который сам ни на что не мог решиться? Ну точно нет.
Просто иногда женщины начинают и выигрывают. И в этом уже нет ничего особенного. В этом даже нет какого-то избыточного мачизма. Ну если мы не будем расценивать решительность и определенность своих намерений как какую-то сугубо мужскую черту.
Сегодня, когда мужчина не считает чем-то особенным вымыть после обеда тарелку, приготовить запеканку и посидеть полгода с ребенком, пока его женщина поднимает в небо самолет или отвечает за валютный фонд, уже сложно подозревать ее в том, что она мужчина, если она говорит вам, что вы ей нравитесь.
И это не начало конца, не гендерная катастрофа и не атака баб с яйцами. Это такая жизнь.

ВСЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЖЕНЩИНАМИ

ВСЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЖЕНЩИНАМИ

«Называйте меня «они», — говорит Тейлор Мейсон, героиня 2-го сезона «Миллиардов» (Billions). «Называйте меня «они», — требует Азия Кейт Диллон, актриса, которая ее играет. На днях им позвонили от премии «Эмми», чтобы узнать, в какой категории они хотели бы номинироваться: как «Лучший актер» или как «Лучшая актриса»? Азия выбрала актера — как более нейтральное слово.
Дело в том, что Диллон отказываются от бинарной (М/Ж) гендерной идентификации — считают себя пансексуалом, человеком без гендерных ярлыков.
Если кто смотрел «Миллиарды-2», то знает, что Тейлор/Азия — они потрясающие. Они — звезда. Прирожденные. У них даже имя звездное: человек по имени Азия Кейт Диллон создан быть рок-идолом или голливудской первой величиной.
Азия Кейт в роли начинающего финансового гения, которые ходят в «мужской» одежде, стригутся налысо и делают потрясающую карьеру, охренительно сексуальны. Не в таком бисексуальном духе, а… вот по-всякому. Скорее, как девочка сексуальны. Потому что ведь они все-таки девочка, несмотря на гендерные или антигендерные установки. Они обаятельны. Они прекрасно играют.

Мы (я, автор, женщина, гендерно бинарная, обычная) в восторге

И даже эти ее «они» и прочие заморочки не очень напрягают публику — настолько Азия восхитительные и талантливые (угу, вот несправедливость — красивым и талантливым можно все). И вот ты думаешь: «Сложный замес. Если тебе наплевать на все эти гендерные штучки, то что же ты так заморачиваешься?» Но потом вспоминаешь, как много всего в нашей жизни зависит от того, как ты себя ведешь: как правильная девочка или как правильный мальчик?
Сколько раз мы читали о красивых женщинах такие комментарии: «Ой, она мужеподобная, фу…» И я даже не Серену Вильямс имею в виду. А вполне конвенциональных женщин – но просто с чуть более южными тяжелыми лицами, вроде Пенелопы Крус. Сколько раз лично я слышала: «Ты ведешь себя как мужик». (Пью, курю, соблазняю мужчин — и забываю о них на следующий день.)

«Ты не женственная»

Сколько замечаний было сделано на тему «Ты не женственная»… И это говорят о характере, о способности настоять на своем, о целеустремленности, о проявлении нормальной такой жизненной агрессии (ну, дать отпор хамству), об одежде, которая не вписывается в стандарты этой проклятой «женственности». Наверное, теперь мне тоже хочется называть себя «они» — хотя бы из вредности, чтобы еще больше подразнить людей, которые лезут ко мне со своими упреками.

Kholina
Потому что, знаете, мне нравится быть женщиной, и всегда нравилось. Это мой пол, я с ним родилась, мне комфортно быть женщиной —физически. Всячески психически мне вообще на все наплевать. Мне нравятся и традиционные женские штучки, и так называемая мужская линия поведения — я, слава богу, никогда не считала себя обязанной вести себя так или по-другому, в каком-нибудь смешном соответствии представлениям о «женственности» или «мужественности».
Поэтому у меня, в общем-то, нет никаких проблем с тем, кто я: он, она, они… да не важно. Я просто делаю что хочу. Хочу — надеваю платье из тюля, все такое в рюшах; хочу — надеваю «мужские» штаны и просторную рубашку. Могу ходить лысой, могу отрастить локоны (да, у меня локоны от природы — я ванилька).

Я уважаю все женские достижения и хитрости

Такие вот чисто женские — именно с точки зрения гендера. Мне нравится косметика, мне нравятся платья в пол, и все эти крашеные ногти, и женское кокетство, и цветочки в волосах, и платья в блестках (обожаю блестки!), и женское общество, и женские разговоры о всяком уходе за собой… Обожаю! Мы, женщины, чудесны. Не хочу я ничего отрицать лишь потому, что это несовременно и потому что «мужчины так не делают» (Ага! Ну конечно, не делают! Бугага!)
Всякие такие бабские вещи, типа «я хрупкая, я цветочек, я падаю в обморок, если матом ругаются в радиусе десяти километров» — вот это ненавижу. Это какое-то… ханжество. Мифы и легенды о том, что девушка — существо воздушное, сахарная вата такая, и рядом с ней все цветет и поет, а если она увидит ссущего на улице бездомного — то у нее нервный срыв… вот это правда гадко, обесценивает тебя как личность. Ты как бы намекаешь: «Без мужчины, без его твердого плеча мне хана. Я, мол, никто, если у меня нет мужчины». (Есть такая точка зрения, и она в том или ином виде очень популярна.)
Быть женщиной — это не значит чему-либо соответствовать. Быть женщиной — не значит строить из себя немощь в розочках. Быть женщиной означает быть тем, кем ты хочешь! Даже — «они»!

В детстве я была мальчиком

Ну, меня воспитывал отец — и одевал во всякие футболки, джинсы, кроссовки. Он учил меня драться — и я не пропускала ни одной уличной драки. Я падала со всего, с чего только можно упасть. Я удивляюсь, что у меня не остались пожизненно шрамы на коленках. У меня была короткая стрижка, и прохожие так мне и кричали: «Эй, мальчик!»
Потом я стала девочкой, лет в четырнадцать. Мне понравилось. Меня привлекали все эти духи и помады (которых я отродясь не видела — папа же воспитывал), все эти нарядные платья (которые в детстве ненавидела) и женские журналы (ах, этот дивный женский мир!).
Потом я ходила бритой под «ноль» в джинсах и рубашках — просто потому, что так мне нравилось в тот момент. Потом открыла для себя юбки — и полюбила их.
Я никогда не хотела быть «мальчиком», я не хотела быть «девочкой» — меня вся эта гендерная ерунда никогда не волновала и не затрагивала, потому что, если ты ведешь себя так, как угодно тебе, тебя не беспокоит ни эта гендерная принадлежность, ни чье-либо мнение. «Ты не женственная», — сказал мне однажды некий бойфренд, а спустя пять минут заплакал, вспомнив, как сто лет назад мама отобрала у него шоколадку. И что это значит? Ничего не значит. Нет ни женственности, ни мужественности — все это сказки для тех, кто не знает, как быть самим собой.

У женщин, правда, именно сейчас есть преимущество

Мы можем быть разными. Мы можем быть какими угодно. Мы можем делать потрясающую карьеру, а потом можем быть лапочками с нашими мужчинами — исключительно потому, что нам так хочется. Нам хочется, не мужчинам! Мы можем отдуваться в спортзале, молотить боксерскую грушу и делать 150 приседаний, а потом наденем кружевное платье и будем щебетать: «Ланван, Ветман, Герлен, ботокс». Потом мы займем высокий пост на работе — а вечером будем рыдать в финале фильма «Горько!».
Мужчинам такое не позволено. Мужчины все еще держатся за стереотипы. Они в ловушке.
Так что в наши дни быть женщиной куда лучше. Это удивительная свобода. И бесконечный список прерогатив. Мы — «они», женщины. Пока что это восхитительно и удивительно — и надо этим пользоваться, пока есть возможность, ведь мир слишком быстро меняется.

РУССКИЕ ЖЕНЩИНЫ СО ШВАБРОЙ В #ОПЕ!

РУССКИЕ ЖЕНЩИНЫ СО ШВАБРОЙ В #ОПЕ!

— В Европе женщины такие расслабленные! — восклицает певица Глюкоза, она же Наталья Чистякова, жена миллиардера. — Сюда возвращаешься — и все!
Это на модном сайте BluePrint было видео о женщинах, которые покупают предметы роскоши. Шмотки в основном.

Чтобы было понятно — особый стиль Натальи отличается повышенной сексуальностью: если платья — так минимум, если каблуки — так выше первого этажа. Ну и конечно, волосок к волоску, идеальный макияж.
— В Европе женщины такие расслабленные! — вторит ей модный видеоблогер, стилистка.
— В Европе женщины такие расслабленные! — уверяет меня подруга, журналистка.
Ну и вот. Хочется, в общем, с видом заправского гопника сплюнуть шелуху от семки и сказать: «А ты это… чо… втуле… ну… тля… не напряхайся!»
Ну правда, а что им мешает? Их что, в полицию, что ли, отведут? Деваааачки! Полиция моды — это шоу, ее не существует на самом деле!

Вот лично я — совсем-совсем не напрягаюсь

Хочу — надеваю «мужской» мешковатый костюм, который сделала моя подруга дизайнер Ksenia Oganesyan. Хочу — дикое, даже на мой вкус, платье подружки невесты из берлинского секонда (20 евро) — с рюшами, вышивкой, бледно-желтое такое. Я еще и золотыми украшениями его обвешу — мне мало безумия.
Потому что мне так весело.
Я не то чтобы всех к этому призываю. Но когда мы говорим о каких-то, прости господи, иконах стиля или просто стилистах, и вот они все не могут расслабиться, то ты думаешь: «Что с вами не так? Вас заставляют? Другие жены миллионеров теперь не пригласят вас на барбюкю в воскресенье — если увидят без каблуков?»
Забавно, что люди отлично осознают, где для них комфортная среда — но мужества у них создавать ее самим не хватает.
Ну да, всем известно, что с женственностью в России проблемы. Многие боятся ее утратить — и, разумеется, потерять в глазах мужчин. Тех разгневанных самых мужчин, которые в глянце вещают о том, какие 10 предметов женской одежды они ненавидят, тех мужчин, которые всегда критикуют «сними это немедленно!» Этих мифических мужчин, которым вот делать нечего, как жаловаться на угги.

На самом деле во всем виноваты не мужчины, а женщины

Женщины в России пока отлично справляются с тем, чтобы осуждать друг друга, критиковать и считать подругу «слишком старой для этого». Женщины, заметьте, редко делают комплименты. Вот ты говоришь: «Ах, какое у вас красивое платье!» На тебя глядят настороженно: «Спасибо». А я?! А мне?! А мое платье, что, некрасивое? Да ты хоть из вежливости, мать твою, скажи! И, вообще, где вот это: «Я купила его у такого-то русского/испанского дизайнера, блаблабла?!» Спасибо, бла, пожалуйста. Вот и поговорили.
Женщины против Женщин. Бои без правил. Правда в том, что даже в довольно угрюмом и не особенно вежливом Берлине тебе многие скажут, что у тебя классные штаны. Блаблабла, оттуда/отсюда, а у вас тюрбан обалденный, пока-пока.
Сидим в «Джон Доне» на террасе, идет девушка, у нее какие-то цветы и пакеты, видимо, праздник, и платье очень красивое — белое, в крупную перфорацию. Я кричу: «У вас красивое платье!» Подруга моя кричит: «У вас красивое платье!» Через два стола от нас сидят три мужика, и они все тоже орут: «У вас красивое платье!» Девушка улыбается и машет, ей приятно. Что, вот так это трудно?

Girl

Сам себе радуйся

Поэтому тут и не расслабиться ни великосветской красавице, ни популярному модному блогеру. Сам себя оценивай. Сам себе радуйся.
Но это тоже вариант. Если ты тут influencer/властитель дум, ну, выйди из группы. Будь проще. Спустись со своих шпилек на землю.
— Ты что, прямо в этих штанах поедешь? — спрашивает подруга у дочери, которая в Москву с дачи собирается в веселеньких таких пижамных штанах.
— Я еще и на день рождения в них пойду! — отвечает та. И пошла. Прямо в «Симачев».
Потому что вот она — расслабленная. Она и себя считает клевой, и штаны свои — клевыми, и, вообще, она для себя решает, что модно, а что не модно. Ей никому ничего не надо доказывать — кроме самой себя.
Если ты чувствуешь, что общество ограничивает твою свободу — это твоя проблема, а не общества (ну, если это, конечно, не Катар или Иран). Поехать в европы, чтобы сменить манолос на биркенштоки, — это смешно. И потом дома ныть, втискивая ноги в беспощадные босоножки от Лубутена (если он не выпускает босоножки — мне плевать, я такую обувь не ношу): «Ой, тут все такие вымученные, такие зажатые, то ли дело Лондон…»

Приходит подруга, она меня всю жизнь знает

Мои неожиданные стилистические решения для нее, вообще-то, не сюрприз. И вдруг она произносит так надменно, типа, с трудом скрывая ужас: «Что это такое? Ты это носишь?» А у меня висит такое адское платье из 80-х, с рукавами-буфами, прорезиненное, с баской, с каким-то золотым шнуром, уложенным на груди странным узором. И россыпь бронзовых брызг по всему переду еще. Это платье было такое уродливое, что я не могла его не купить в любимом берлинском винтажном (15 евро) магазине.
«Да, милая, ношу. Потому что оно очень дурацкое. Мне так нравится», — отвечаю.
Я недавно одевалась куда-то и приценивалась: надеть мне на голову такой ободок с розочками или это слишком. Мне показалось, что слишком. Но надеть так хотелось, что я сделала это. Потому что это удивительная степень свободы, когда ты не боишься даже саму себя шокировать. Хочется — и ладно. Мы и живем, и одеваемся не только затем, чтобы кого-то восхищать. Не затем, чтобы восхищать даже самих себя. А чтобы нам с собой было весело. Мне в розочках — очень весело. Я до безумия собой довольна — даже если они к тому наряду ничуть не подходят. И эта свобода от самого себя — она еще важнее, чем свобода от других.
Кто самый строгий судья? Ты самый строгий судья. Ну так расслабьтесь. Это у вас в голове просто всякая чушь. Наденьте на эту голову самые нелепые розочки или незабудки — и вперед, ощущать себя как в Европе. Не забывайте только говорить людям, что они красивые. Это вам когда-нибудь вернется!

Правильный выбор

Правильный выбор

Круговорот встреч и расставаний доказывает, что по тем или иным причинам мы часто ошибаемся с выбором. Какая бы радость не накрывала нас при новом знакомстве, каким бы ослепительным не казался очередной гусар, проходит какое-то время и оказывается, что опять попался кто-то не тот и все пошло как-то не так.
С одной стороны, понятно, что в период влюбленности нет никакой возможности ничего анализировать. Разум растворяется в страстях, как аспирин в стакане. Никто не видит никаких признаков, намеков, сигналов и примет будущих неувязок и катастроф. Влюбившись, ты первым делом теряешь голову, глохнешь, слепнешь и проваливаешься в пухлое облако безбрежного счастья, в котором только колокольчики звенят и есть только один человек, и он идеален. Весь остальной мир свободен, и мамы, друзья и подруги могут отправляться в лес и пугать там кукушек и енотов своими мрачными предчувствиями и пророчествами.

С другой стороны, почему?

Почему надо так стремительно рифмовать влюбленность и наивность и отрицать реальность, в которой наш герой плюет в телефон при виде маминого звонка, а героиня отказывается выходить из дома без свежего педикюра? Почему в такие моменты отключается система тревожного оповещения, а вместо нее включается сопливая глушилка, убеждающая, что это все ерунда и несерьезно?
А ведь именно сейчас, когда все только начинается, а вы, понятное дело, уже хотите с этим человеком всю жизнь прожить, не меньше, все антенны должны быть развернуты на полную катушку, и все локаторы, сканеры и эхолоты приведены в полную боевую готовность. Тут надо не киселем сопливым растекаться, любуясь своим «идеалом», а на живого человека смотреть и видеть его, со всеми его закидонами, большую часть которых он, не будь дураком, еще и припрятал от греха подальше. На черный день. Который когда-нибудь обязательно наступит и к которому никто окажется трагически не готов.
Нет, ну понятно, что в двадцать с небольшим ты хватаешь все, что плохо лежит, веришь в чудеса и в то, что от одного соприкосновения с тобой и твоей любовью последний крокодил превратится в выдающегося человека с горячим сердцем и щедрой душой. Но когда в более сознательном возрасте люди в упор не хотят замечать трагических неувязок и добровольно поднимаются на борт лайнера, у которого тринадцать пробоин в днище, оторвана труба, а капитан пьян и без лицензии, как-то странно потом слушать душераздирающее «нет, ну надо же, опять почему-то не срослось!».

Навстречу встрече

А ведь очень многое видно почти сразу, почти при первой встрече. И вы с самого начала поняли, что он не любит животных и не пропускает пешеходов на перекрестке, а у нее губы отвисли от силикона и ее манерность тошнотворна, как прогорклая карамель. И ведь вы знаете, что все это вам никогда не нравилось и вряд ли когда-нибудь понравится, но одурманенные пыльцой возможного романа предпочитаете не заморачиваться на «мелочах». Ну-ну.

Etery
Справедливости ради надо признать, что встретить своего человека, который не жмет, не давит, не трет и не выводит из себя ни по мелочам, ни по крупному, на самом деле большая редкость и удача. Сначала он хорош уже тем, какой он есть, с его достоинствами, привычками и запахами, которые не просто устраивают, а притягивают вас. Позже все будет зависеть от того, насколько два человека, не теряя своей индивидуальности, окажутся способны «подстроиться » друг под друга, чтобы жить по возможности счастливо, а не рвать друг другу глаза при первом же скандале.
Тут есть и кое-что необъяснимое. Чаще это встречается у женщин, но и мужчины бывает удивляют себя и окружающих, когда с первого взгляда, с первого момента знакомства безошибочно понимают, что вот это тот самый человек, с которым долгие годы несмотря ни на что будет интересно, весело и правильно находиться вместе. Одна моя знакомая вообще включила колдунью, всего лишь увидев фото в инстаграм. У нее в глазах засверкало от счастья. Каким-то шестым чувством она признала своего человека, как-то там договорилась с судьбой, и уже много лет живет, по-моему, ни минуты не сомневаясь в правильности своего выбора.
Понятное дело, что все так хотят. Чтобы вошел, увидел, женился, не ошибся, вся жизнь, как счастливая сказка, дожили до ста лет и отключились оба, в одно мгновение, на глубине, с аквалангами, в окружении стаи дельфинов.

Забудьте про дельфинов

Ага, размечтались! Забудьте про дельфинов. Сначала придется идти долгим путем проб, разочарований и ошибок. Потом научиться быть снисходительным и принимать людей такими, какие они есть, а не такими, как вам хочется. Потом хорошо бы вырулить на высший уровень, когда вы не на словах, а на деле оказываетесь способны что-то передвинуть и поменять в собственном внутреннем зоопарке и не ради себя, а ради другого человека. Чтобы не вам, а ему рядом с вами было немного легче, спокойнее и удобнее, и чтобы не только вы, беспробудный эгоист, но и он или она могли сказать: «Ну надо же, как повезло – не ошибся с выбором!»
А вообще, для того, чтобы проводить жизнь не со случайными пассажирами, от которых одно беспокойство и ощущение бесцельно улетающего в трубу времени, а с теми, кто по-настоящему важен, нужен и с кем интересно каждый день и час, не надо себя обманывать. Такие люди не сыплются на голову, как из рога изобилия. Свой, правильный человек – это раритет и дефицит. Нужно иметь терпение, чтобы его дождаться, и светлую голову, чтобы не принимать за него каждого бездельника. Нет, бездельники тоже нужны и по-своему важны, но они приходят и уходят и спасибо им за это большое. А вот ваш человек, с которым вы переживете нечто большее, чем пару оргазмов на сеновале, задержится основательно. И хорошо, если вы его, во-первых, ни с кем не спутаете, во-вторых, не спугнете и в-третьих, проживете с ним долгую и счастливую жизнь вместе.
Ну потому что и такое бывает. Когда не ошибаешься с выбором.