Большая жертва

Большая жертва

Счастье, что мы все такие разные. В этом многообразии залог нашего процветания как вида. Мы бы вымерли, если бы природа и гены, как спятившие конвейеры, штамповали одну и ту же идентичную личность. Но с разнообразием тоже не все так просто, как хотелось бы…

 

Вот, например, есть эгоисты, истерики, толстокожие бегемоты, эксцентрики, снобы, зануды, жадины, неистребимые оптимисты, наивные романтики и прочее, прочее. А есть люди, готовые на жертвы.

В вопросе жертвенности дело, как всегда и во всем, в дозировке. В какой-то степени все способны на жертву. Даже стопроцентный эгоист порой ведет себя как нормальный человек и встает в метро, уступая место старушке. И пусть это, скорее, про воспитание, а не про жертвенность, но надо знать, что эта себялюбивая сволочь в обычной жизни ни на что такое не способна ни ради красивого жеста, ни из вежливости. Но вот даже с ними, бывает, случаются осечки.

Энтузиасты

Другое дело, когда кто-то хочет угодить, услужить и сделать всем на свете приятное. Этих энтузиастов видно издалека. Кстати, как правило, чудесные в общении люди. Они всегда все поймут и пойдут вам навстречу. Хотите в зоопарк — пожалуйста. На левую половину постели — не вопрос. Любите пересаливать еду — отлично, я тоже привыкну со временем.

Они настоящие гении компромисса, но их нельзя в этом упрекать. Они так делают, потому что им так удобнее. Да, эти ребята обычно малоинициативны и будут, скорее, идти на поводу, чем в лидерах, — но вот тоже мне, большая беда! Лучше посмотреть на собственную наглую физиономию и признать, что это вы — невыносимый эгоист и сумасброд и легче согласиться и отправиться с вами в зоопарк, чем биться в кровавой луже за альтернативы.

Но и эти ребята всего лишь на разогреве у наших звезд — матерых мастеров большой жертвы. Тут обычно в первых рядах полно женщин. Мужчины тоже, бывает, попадаются, но партия жертвенности оказалась очень востребованной именно на женской половине. Мир мужской, жестокий — как лучше приспособиться и выжить? Правильно — пойти на жертвы. И вроде и времена изменились, и с женскими амбициями уже невозможно не считаться, но на каком-то пещерном уровне во многих прекрасных головах продолжает жить память о жертве как мощном козыре в жизненной игре.

Такая женщина посвящает себя без остатка — мужчине, мужу, ребенку, родителю, возможно, работе, но тут слишком высока конкуренция с мужчинами. Посвятить себя без остатка означает, что на своей жизни эта женщина ставит жирнющий крест. Она уйдет с работы, бросит учебу, сожжет все мосты, письма и чучела предыдущих любовников.

И пока все будут хвататься за голову и умолять ее одуматься, она будет только загадочно улыбаться и шелестеть: «Вы ничего не понимаете. Я знаю, ради чего все делаю! И ну чесать дальше своим жертвенным крестным ходом, зарабатывая репутацию в настоящей жизни и ореол мученицы — в будущей.

И это тоже вполне себе рабочая модель, если бы не одно «но»: зачем нужны эти жертвы?

Нет, ну серьезно…

Все это невероятно благородно и возвышенно, но действительно ли необходимо посвящать что-то, кроме частушки мужчине, про которого вы решили, что он пуп земли? Или ребенку, который даром что мал, но давно и прекрасно понимает, что из вас веревки вить можно. Растет как плесень в банке и знает, что при любом раскладе мамочка поможет.

Это довольно непопулярные и жестокие ницшеанские штучки, потому что часто надо помогать, спасать и поддерживать без оглядки на себя и свой эгоизм, но имеет смысл сто раз подумать, прежде чем отказываться от любимой работы в пользу нервного мужика, который, сочась ядовитым елеем, втирает вам, что, дескать, зайка, зачем эта работа… да я тебе в три раза больше денег дам, только сиди дома.

Знаете, в чем самая большая проблема с этими масштабными жертвами? В том, что не должно быть этих самых жертв. Потому что если вы ухаживаете за больным родственником, потому что это ваш крест и вам его нести, то это ужас. Ухаживать за ним нужно, потому что вы любите его всей душой и не хотите пропустить ни одного момента из тех, что вам остались. Тогда вы и не поймете, что это за слово такое — «жертва», потому что для вас и не может быть никак иначе, как бы ни было тяжело и трудно. В противном случае лучше нанять сиделок, или договориться с родственниками, или, если все это недоступно и не по карману, постараться на этом драматическом этапе разобраться, что такое для вас любовь и действительно ли она требует жертв и любовь ли это, если все-таки требует. 

Никто, кроме меня

Мы приучены к тому, что в жизни много чего приходится делать через не хочу и не могу, когда «никто, кроме меня» и надо ползти на зубах и чувстве долга и ответственности. Но почему-то такой героизм слишком часто сопровождают болезни и отчаяние. Невысказанное и разрушающее изнутри, потому что снаружи-то вы святая, и никто, и вы в том числе, не задумывается, по плечу ли оно вам и как отзовется вся эта жертвенность, когда вам зададут знаменитый ужасный вопрос: «А я тебя просил/просила все это для меня делать?»

Муж уйдет к другой, ребенок вырастет и тоже уйдет, и вы обнаружите, что все ваши жертвы не были нужны никому, кроме вас. А вас они лишили собственной полноценной и полнокровной жизни, в которой вы отдавали не от изобилия и доброты душевной, а потому что вам мама внушила, что «такая она, наша женская доля».

Тут вот еще что. Мы все связаны друг с другом, и все чем-то друг другу обязаны. Именно во взаимоотношениях кристаллизуется и развивается личность. Но очень сложно возвращать человеку, который не просто помог и поддержал, а принес себя и свою жизнь в жертву. Здесь благодарностью и простым «спасибо» не отделаешься. И можно, конечно, свято верить, что кто-то ради вас в лепешку расшибался, потому что ему самому это нравится и он не может иначе, но и на том, кто принимает такие жертвы, лежит не меньшая ответственность за свою и чужую жизнь.

Тем более если однажды все поймут, что кто-то кого-то очень цинично использовал. Со всей его хваленой жертвенностью. Будь она неладна.