Виновата во всем?

Виновата во всем?

После долгих лет совместной жизни два брака моих друзей докатились до развода. Кто предложит что-то новое в развитии этого сюжета? Нос к носу всю жизнь, секс по четвергам, дети выросли, жизнь поблекла — что дальше?
Дальше у обоих мужчин появляется по любовнице. Они с удовольствием устраиваются на двух стульях, получают жаркий секс и жизнь, полную огня, в одном месте и привычную рутину с проверенной кормежкой — в другом.
Теперь все зависит от того, лопухи мужчины или виртуозы. Одни прокалываются на какой-нибудь ерунде уже через неделю, другие — годами гуляют между кроватями. Но и те и другие зря времени не теряют. Изменяющие мужья развлекают себя и всех заинтересованных лиц рассказами о том, как жена-мегера довела их до такой ручки.
За свою жизнь я наслушалась подобных историй в избытке и не один раз сама оказывалась в гуще событий. Я сама заинтересованное лицо, и у меня есть свои вопросы.
Почему, например, изменяющий мужчина, едва забравшись в кровать любовницы, начинает проклинать свою жену? Ок, вопрос на первый взгляд наивный. У мужчины две системы входят в роковое противоречие. Он как будто одновременно жрет и яд, и антидот. С одной стороны, ему уши прожужжали, что его цивилизационная задача — беспорядочный секс со всеми смазливыми телками города. Что его поведение, это не его поведение, это генетическая предопределенность. Что бы это ни значило. И что вообще это высшие силы велели ему плодиться и размножаться. Он, правда, сам не слышал, и, говорят, это было давно, но информация по мужскому сарафанному радио передается бесперебойно.

Что делать и как быть?

Это все с одной стороны. С другой — ему общество все мозги выжгло идеей о моногамии. Почему мужчина так боится свадьбы? Да потому, что это явно дорога в один конец. Получив кольцо на палец и кучу новых родственников, он может в какие угодно места запихивать всю свою генетическую предопределенность и цивилизационную задачу. И завязать в узелок свою пипиську, потому что теперь на земле осталась только одна женщина, которая может ею распоряжаться. И под всем этим он подписался сам, со счастливой улыбкой на лице.
Потом, когда пиписька наконец развязывается, вместе с ней развязывается и чувство вины размером с Гренландию и мужчина начинает мстить. Мстить безликому обществу сложно, а вот жене — в самый раз. Кто, как не она, эта фурия в бигуди, прибрала всю его жизнь в свою загребущую пятерню! Кто, как не она, приучила его к жизни под колпаком! Да, хорошо, он сам туда пришел — но почему она не показала ему ни основной, ни запасной выходы? Почему он должен делать то, чего она от него ждет, и надевать те носки, которые она ему выбирает? Хозяин он своей жизни или нет? В конце концов, почему он должен загибаться, расписавшись однажды не в том месте?
Короче говоря, мужчина расстроен. Он всего лишь хочет немного секса и счастья. Это что, так много?
Мужчина захлебывается слезами и полон жалости к себе, он благополучно проскакивает стадию, собственно, измены и предъявляет развернутое обвинение жене за всю свою испоганенную жизнь.

Как она могла?

sex
С самого начала она водила его за нос. Она не натуральная блондинка и в ее сиськах столько силикона, что из него можно слепить еще одну женщину. Она не любит ни футбол, ни жирный стейк, она достала своими брокколи и сельдереем, она клялась, что дети — это розовые попки, а не все те проблемы, которые потом приходится разгребать всю жизнь, и она божилась, что, кроме секса, ей вообще ничего не нужно. Где это все? Почему она работает сутки напролет? Или почему она не работает и висит со всей семьей на его тощей шее? Почему после первых миленьких двух-трех лет все стало так сложно?
Однако одни вопросы порождают другие. И главный из них — почему практически ни один мужчина не в состоянии признать: да, ребята, я облажался? Я поверил в придуманную не мной сказку, мечтал об одном, а захотел секса с сисястыми гуриями, я обманулся и обманул, я врал, заметал следы и изворачивался, я, черт подери, виноват, но я ничего не могу поделать. Я такой. Я даже не плохой парень. Просто я не смог.
Если бы мужчины знали хоть что-то про чистосердечное раскаяние, жизнь, возможно, пошла бы другим путем.

Жажда крови

Как ни странно, но не все женщины жаждут крови и унижений. Практически каждая вторая вменяемая жена и без обвинительного консилиума прекрасно понимает, что и она сама не права и сколько дров она напилила своей пилочкой для ногтей. Измена — макушка айсберга, но, когда мужчина, закрутивший с молодой телкой рассказывает, что на самом деле он не самый обычный слабый человек, а пушистый зайка, над которым долгие годы ставили бесчеловечные брачные опыты, зайке хочется подровнять ушки лопаткой.
Не зафиксировано еще на земле союза двух крылатых херувимов, все хороши. Но мужчина, прыгнувший в чужую кровать, который хнычет, что его практически сбросила туда фригидная мегера-жена, выглядит неубедительно.
Есть, кстати, еще один вопрос напоследок. Почему большинство мужчин уходит только через чужую постель? Это что, единственный туннель в новую жизнь? Если старая была настолько невыносима, никому не приходило в голову расстаться с ней до появления всех этих кружевных трусов в кармане? Потом еще многие начинают так все поворачивать, что любовница была чуть ли не последним способом обратить на себя внимание и заставить жену очнуться и побежать спасать еще один кривой брак из-под бомбежки измен.
Господи, ну какая чушь!
Я люблю брак и верю в него, несмотря ни на что, но я «не первый раз замужем», и мне почему-то кажется, что привычка искренне извиняться за измену, а не нападать на свою женщину, не самое плохое в жизни качество. После этого обычно бывает как-то легче приступать к разбору основных завалов.