О свободе смотреть по сторонам

О свободе смотреть по сторонам

Вот, к примеру, мужчина и женщина. Встретились, влюбились, поженились, впереди большое будущее, планы-планы-планы, и тут выясняется, несмотря на то, что он клялся в верности до гроба и уверенной рукой расписался в нескольких местах, он почему-то продолжает смотреть на других женщин. Улыбается им. Придерживает дверь. Одной вообще руку на эскалаторе подал, вместо того чтобы столкнуть ее вниз под зад коленом!
С таким-то силиконом в сиськах ничего бы с ней не случилось. Попрыгала бы немного, отряхнулась и пошла дальше. Но c ним-то что? Что он делает? Что мне делать? О чем я вообще думала? Все пропало. Капут. Сегодня он на них смотрит, завтра потащит в свою постель! Потаскун. Кобель.

Пошел к черту. Видеть не хочу!

Проклятья, муки, расставание и развод. Мужчина, если ему удается вмешаться в этот мутный поток сознания, тоже выглядит крайне неубедительно. У него начинают бегать глаза, трястись руки, он как-то неумело то ли врет, то ли выкручивается, бормочет слова любви и тащит в дом цветы ведрами, хотя вроде ничего такого не сделал, ну, может, улыбнулся пару раз секретарше или соседке. Но любая женщина знает, что, когда ей дарят нечто большее, чем полудохлую гвоздику в захватанном полиэтилене, — дело дрянь. Поколениями женщин с непростой судьбой доказано, что цветы и ценные подарки — суть заметание следов, пускание пыли в глаза и отвлекающие маневры. И чем больше подарок, тем хуже дело.
Есть ли тут мужчине послабление? Есть. Если он смотрит на кривую, косую, слишком толстую или слишком тощую (хотя в вопросах худобы «слишком» не бывает) женщину преклонных лет, хочет перевести ее через перекресток или помочь донести ее коромысло до порога… Все. Любые другие взгляды в сторону молодого, красивого тела с веселыми сиськами караются жестоким законом брачного времени, приговор обжалованию не подлежит. Вы можете жрать свои розы вагонами, но вас на месяц оставят без секса и заменят его такими скандалами и истериками, что вы в другой раз сами себе глаза вырвете, когда мимо вас пройдет что-то кучерявое и надушенное.
На что рассчитывает женщина, непонятно. При встрече ей в мужчине нравится все: как он смотрит, ходит, говорит, что делает. Но как только у них образуется одна спальня на двоих, вот ровно все то, что вчера вызывало восхищение, начинает вызывать подозрение, раздражение и ненависть. Лютую ненависть ко всем его кобелиным привычкам, а заодно и похотливым самкам, которыми наводнен этот пошлый мир порока и разврата.

sex

Венец делу конец

«Если он меня выбрал, со всеми остальными женщинами должно быть покончено!» — И ведь многие говорят это совершенно серьезно, явно поверив в свою власть над его душой и телом. Ну, понятное дело, что это только женщина в браке вся такая из себя сложная и чувствительная, у нее сто оттенков тревоги и печали, ее можно вывести из себя не тем тоном и не тем взглядом. А вот мужчина — да, автомат. Он как из ЗАГСа вышел, так сразу часть своих предохранителей выключил, а часть — вообще вырвал с мясом, чтобы не было ни соблазна, ни пути назад. И пошел в новую жизнь счастливым обесточенным идиотом. Который видит только свою жену, а при приближении самозванок у него все везде коротит, замыкает, он слепнет, глохнет и прощается с жизнью и эрекцией. А поскольку этого всего недостаточно, он еще каждые полчаса звонит по телефону, прикованному розовой цепью к его ноге, и докладывает, кому надо, что он доехал до офиса, ни одну суку по дороге не встретил, все хорошо, ноги сухие, кефир в багажнике, цветочки вечером привезу.
Это что вообще такое? Это тот самый мужчина, крутой, свирепый самец, от которого вы глаз не могли отвести, звонка которого ждали сутками и которому достаточно было на вас посмотреть, чтобы у вас самой все предохранители перегорали? Да кому он нужен, этот ваш гибрид амебы и барашка? Во имя каких-таких идеалов брака вы принесли его в жертву своей неуверенности и дурному характеру?

Слепая ромашка

Кто бы спорил, женщина всесильна. Но нельзя же превращать мужчину в свою бесполую слепую ромашку! Дайте ему уже свободу хотя бы смотреть по сторонам. И не надо вот этих высосанных из пальца страданий: «Я чувствую себя как дура!» Может, тут вам и мужчина-то не особенно нужен. Ну и что, что смотрит? Он уже с вами, расслабьтесь хоть ненадолго, насладитесь моментом, может, он на них и смотрит, но, если вам это так важно, идет-то он с вами. И уйдет с вами, и не оглядываясь, если вы позволите себе быть счастливой, а ему — свободным.
Мужчина всегда будет смотреть на других женщин, даже если вы натянете ему свое кольцо не на палец, а на глаз. Это нормально. Скажите спасибо тем добрым женщинам, которые внушили вам, себе и всему миру, что это катастрофа и что из мужчины надо кобеля вытравлять по капле. Они жизнь положили на борьбу с порочной мужской природой, пупок себе надорвали, изобретая все новые прививки, правила и ограничения. Чем стала их жизнь? Местью за непослушание. Ловушкой, в которой большую часть проблем они создали собственными руками, сначала обезвредив мужчину, а потом сделав его игрушкой собственного тщеславия. «Мой-то ни на кого не смотрит! Ему, кроме меня, никто не нужен!» Браво, еще одна идеологическая кастрация мужчины прошла с блеском.

Страшная мстя

Но вот только сначала вы будете мстить ему за то, что он на кого-то смотрит, а потом ему же — за то, что на него самого никто больше не смотрит. За то, что он такой никчемный и бесцветный, за то, что до встречи с ним у вас была жизнь, а сейчас болото. И вы совершенно не поймете, что мужчина, скорее всего, сначала любил и берег вас, а потом сам запутался в ваших неврозах и правилах. И он тоже виноват в том, что не отстоял свое право смотреть на других женщин. Потому что есть огромная разница между конченым бабником и нормальным мужиком. И ее неплохо бы чувствовать и не глушить своего мужчину, как треску динамитом. Чтобы он смотрел на весь этот психованный силиконовый зоопарк вокруг него и думал: «Нет, ну надо же, мне-то как с моей повезло!..»