ГДЕ У ЖЕНЩИН ОРГАЗМ?

ГДЕ У ЖЕНЩИН ОРГАЗМ?

У гетеросексуальных женщин трудности с оргазмами.
Так говорит новое серьезное исследование: гетеромужчины испытывают оргазм в 95% случаев, женщины — всего в 65%. Упс. Лесбиянки при этом получают оргазм в 86% (гомосексуалы — в 89%), а бисексуалки — в 66%. И получается, что меньше всего оргазмов у женщины тогда, когда в сексе замешан мужчина.
Исследователи уверены, что такая серьезная разница между мужскими и женскими оргазмами зависит от социокультурных причин.
Сами отношения с мужчинами устроены так, что женщины не могут в каждом случае расслабиться, не ощущают себя естественно и, что важно, не получают то, чего хотят из-за робости.
Вот, что узнали исследователи о женщинах, которые больше всех получают оргазмы: они больше занимаются оральным сексом; их секс длится дольше; от самих отношений они получают больше удовольствия; говорят о том, чего хотят в постели; ведут секс-переписку; пробуют новые позы; практикуют анальную стимуляцию; носят сексуальное белье; воплощают свои секс-фантазии; ведут сексуальные разговоры; показывают во время секса любовь.

Секусальность от слова «секс»

Вроде бы ничем не примечательный список. Все делают такое время от времени. Но подвох в том, что не каждая делает все сразу с одним человеком. Все пункты — это о женщине, которая чувствует себя с мужчиной уверенно, спокойно, которая испытывает и страсть, и влюбленность одновременно, не стесняется партнера, не пытается ему угодить (в том смысле, что в ущерб себе).
Женская сексуальность очень сильно придавлена «женской» нравственностью, которую создал патриархальный режим. Женщина — собственность, женщина не может распоряжаться своими желаниями. Она вынуждена убеждать мужчину в своем благонравии, должна поддерживать реноме приличной.
Всегда находятся люди, которые возмущаются: «Я не такая! Где такое видано?! О боже, в какой пещере вы живете?!»
Но давайте начистоту. Замужество опустилось на несколько позиций в женской пирамиде ценностей лишь в наши дни. Спасибо, если в нулевые. И речь идет не только о чуть менее прогрессивном русском обществе (догнавшем уже мировые тренды), а о мире в целом. И замужество означает не просто охоту на мужчину, а поиск мужчины отцовского типа — то есть такого, кто возьмет на себя решения и заботы. Это первичные признаки. Сексуальное удовлетворение в этой схеме где-то на третьих или четвертых местах. Полноценное удовлетворение.

Ищу принца

orgasm
Классика: девушка выходит замуж за привлекательного и обеспеченного мужчину, между ними разница от пяти до десяти лет. Можно сказать, ровесники. Он удачливый, образованный, хорошо выглядит. Женщина его хочет. Но так как она изначально оценивала его скорее как добытчика, то секс прошел тест с минимальным проходным баллом: желание есть, удовольствие — более или менее, ну и сойдет. Но спустя недолгое время вскрываются проблемы: этот мужчина не возбуждает так сильно, чтобы быть с ним свободной.
Есть очень горячие девушки, которые с такими мужьями забыли и об оральном сексе, и об анальной стимуляции, и о фантазиях. Вот не заводит. Или муж тоже скованный. И они все это не заметили, потому что хотели защитника.
Обычная история. Боюсь, если бы эти исследователи изучали русских (то есть постсоветских) женщин, то процент оргазмов был бы еще ниже. В лучшем случае — 50%. Или того меньше.

Снежная королева

Я отлично помню, как в 90-е журналы только и писали о женской фригидности. Вопрос, получает ли женщина оргазм в принципе, был под сомнением. Было это общее мнение, что женщина обходится без него. Она не может.
Можно себе представить, как сами женщины (и общество, конечно) относились к женской сексуальности, если считали, что фригидность — это нормально. И если «поиск женского оргазма» выдавали за экспедицию почище, чем открытие Америки. Далекие туманные берега, ага. Может, и не доберешься.
Это было нормой, не стоит о таком забывать. Современная женщина, конечно, стремилась к сексу, но замужество всегда было важнее, поэтому для секса она была не готова. Во-первых, она боялась беременности, во-вторых, думала о том, как сделать мужчине хорошо (чтобы женился), в-третьих, секс происходил по «мужскому» типу — то есть вставил/вынул. Оральный секс был односторонним. Куннилингус стал чем-то массовым едва ли не вчера. Раньше (да, я все помню!) для настоящего мужчины это было западло. Моей однокурснице как-то предложили тысячу долларов (примерно 1995 год, огромные деньги) за то, чтобы мужчина попробовал с ней оральный секс. Совершенно посторонний мужчина, подвозил ее на какой-то своей шикарной машине. Такой, мафиозного типа. Для этой категории мужчин подобное развлечение считалось преступным (почти гомосексуализм). А сколько восточных, кавказских или просто религиозных женщин считает «такое» унизительным, неприемлемым для мужчины? А сколько не может расслабиться, когда мужчина пытается? Я знаю женщин, которые бросили при первых попытках: они испытывали такое смущение, что не смогли его преодолеть.

В России секса… есть!

Нет никакого смысла врать самим себе — мы все, и постпатриархальные, а в России еще и постсоветские женщины, с целой горой секс-предрассудков. Нам непросто. Но отрицая что-то такое, яростно уверяя себя и всех вокруг, что «я не такая», мы, собственно, только усиливаем те же проблемы.
Важно признать, что есть такие трудности, и главное — понимать: никогда не поздно что-то менять. В двадцать, в сорок, в шестьдесят или в семьдесят. Ведь секс — это не только, когда тебя пенетрируют, это прикосновения, поцелуи, поглаживания, объятия, сексуальные разговоры. Все это возможно в любом возрасте. Воспоминания, в конце концов.
И для мужчин, и для женщин секс — это часто сам акт, проникновение. Но секс на самом деле — это отношения между людьми, сексуальный контекст целиком. «Это был восхитительный секс, — сказала подруга. — Но если бы он не начал с того, что минут двадцать просто гладил меня по голове, ничего бы не случилось». За эти двадцать минут она привыкла. Расслабилась. Ощутила в том числе и его деликатность, внимание. Из таких деталей и состоит жизнь. И состоит секс.