Елки зеленые: гальбанум в парфюмерии

Елки зеленые: гальбанум в парфюмерии

Являясь неотъемлемой частью индустрии красоты, парфюмерия подвержена влиянию модных тенденций и веяний. Правда, направление стилистических векторов может быть никак не связано с тем, что происходит в мире моды. И ритм, как бы странно это не прозвучало, здесь задают нишевые парфюмерные дома — вотчины независимых художников.
Говоря о трендах в парфюмерии, мы имеем в виду моду на использование определенных ингредиентов, определяющих звучание и стилистику композиции. Одни тенденции являются действительно новым явлением, другие — не претендуя на оригинальность, возвращаются из забвения, третьи же, как, например, удовые композиции, стали уже классикой, и количество ароматов с этим компонентом в главной роли от года к году меняется незначительно.
С осени 2016 года в парфюмерном мире закрепили свои позиции два направления: зеленые и древесные ароматы. Разнообразие как первых, так и вторых, внушает уважение и, собственно, позволяет выделить тренд.
Одним из значимых «зеленых» компонентов в парфюмерии является гальбанум. Гальбанум — смола (лат. galbanum, от греч. chalbane), получаемая из растений рода Ferula. Запах гальбанума — не типично «смолистый», одновременно бальзамический, пряно-зеленый и горький, чем-то созвучный аромату сосновых игл. Его прохладное, горьковато-зелёное звучание, похожее при первом знакомстве на запах свежих листьев, сменяется сладковатыми бальзамическими оттенками, а затем — теплыми древесными. В некоторых сортах гальбанума в базовой ноте можно почувствовать мускусный нюанс. Конечно, обладая такой сложностью, смола гальбанума – желанный компонент в палитре парфюмера. Добавленный в небольших количествах, он вносит в парфюмерные произведения зеленую свежесть, аристократическую элегантность и светлую меланхоличность, создавая для владельца отстранённо-романтический образ.
На сегодняшний день в мире существует множество ароматов, в состав которых входит гальбанум, но мы рассмотрим несколько наиболее интересных современных образцов, где горько-зелёному звучанию смолы отведена главная роль.

Vent Vert Pierre Balmain

balmain
Созданный Жермен Селье, первой женщиной-парфюмером, в 1947 году, «Зеленый ветер» считается первым в мире зеленым шипром. С помощью большого количества гальбанума, введенного в формулу аромата, парфюмер получила чистое, холодное, звенящее свежестью и лиственной горечью звучание, получившее продолжение в чуть влажном, нежном цветочном букете. Точнее, целой охапке чудесных полевых цветов, которую подчеркивают характерные шипру древесные переливы. В начале девяностых годов Vent Vert подвергли реформулировке. Парфюмер Калис Бекер взяла на себя смелость, сохранив дух парфюмерного шедевра, адаптировать его к современному потребителю. В итоге композиция стала свежее и легче, хотя и не потеряла шипучего гальбанумного запала, который продлился в нежной меланхоличности гиацинов и сладковатой мягкости кедра. Сегодня можно отыскать оба варианта этого аромата от Pierre Balmain, но для того, чтобы обрести винтажную версию, нужно быть готовым к посещению хоть аукционов.

Noir Gabardine LM Parfums

noir gabardine
Важным компонентом гальбанум является и для необычного и контрастного аромата Noir Gabardine LM Parfums. Владелец дома Лоран Маццоне создал его в честь одного из знаковых ароматов марки Yohji Yamamoto, который называется просто Yohji. Габардин — это ткань, из которого Ёдзи шьет тренчи, пиджаки и плащи. Неизменно черного цвета. Других цветов дизайнер не признает. Noir Gabardine не является полной копией Yohji, но безошибочно напоминает его. Это контраст между свежей горечью гальбанума и игристой сладостью цитрусово-ванильного сердца. Благодаря этому сочетанию парфюмер создает объемные пустоты, наполненные воздухом, внутри композиции для еще большего его сияния. Современные компоненты, использованные в Noir Gabardine, на мой взгляд, выгодно отличают творение Лорана Маццоне от источника его вдохновения. Шлейф получился более сдержанным и элегантным. На замену некоторой фруктовой избыточности Yohji пришёл сбалансированный аккорд из мускусов и бархатисто-терпких бобов-тонка, продлевающих теперь уже лёгкую горечь гальбанума.

Bas de Soie Serge Lutens

serge Lutans
Гиацинт — частый спутник гальбанума в парфюмерных композициях. И одним из самых ярких примеров этой дружбы можно смело назвать Bas de Soie Serge Lutens. Воплощенная меланхолия и элегантность. Стук капель дождя по стеклу, серое небо позднего октября, тонкие белые руки, украшенные серебром, и элегантно-тревожный, горько-цветочный, пряно-пудровый аромат духов, разлитый по комнате. Удивительная композиция мэтра Сержа Лютанса, которую, как и многие его работы, невозможно назвать просто ароматом. Это атмосфера, настроение, образ и, пожалуй, целая история. В этом аромате лично я предпочитаю ждать весну с середины февраля и до середины марта. В другое время года я его просто не ношу. Но эти несколько недель предпочитаю провести с Bas de Soie —в его мрачном эстетстве и изысканной меланхоличности.

Chanel N°19 Chanel

chanel
Этот аромат часто называют пудровым эталоном. Отчасти я готов с этим согласиться, но без ощутимого вклада гальбанума и гиацинта этот шедевр 70-х годов, скорее всего, никогда бы им не был. Chanel N°19 нельзя назвать горькой пудрой. Нет. Это свежая (а иногда пыльная) горечь зелени, соседствующая со светлым пудровым основанием на древесной подложке. Главным достоинством композиции я считаю безэмоциональность и вежливую отстраненность. Обладая всеми качествами редкой породы Chanel, N°19 создает образ неприступного интеллектуала, наделенного великолепным чувством вкуса и стиля, харизмой, основанной на ироничности и даже сарказме, а также взглядом, в котором читается мудрость и грусть. Подробно описывать схему развития композиции нет смысла, шедевр Анри Робера нужно просто пойти и попробовать всем, кто этого еще никогда не делал.